Этапы развития внимания у детей: 80. Этапы развития внимания ребенка.
By: Date: 01.07.2021 Categories: Разное

Содержание

80. Этапы развития внимания ребенка.

В
развитии внимания можно выделить два
основных этапа. Первый — этап дошкольного
развития, главной особенностью которого
является преобладание внешне
опосредованного внимания, т. е. внимания,
вызванного фак­торами внешней среды.
Второй — этап школьного развития,
который характери­зуется бурным
развитием внутреннего внимания, т. е.
внимания, опосредованно­го внутренними
установками ребенка. В первые месяцы
жизни у ребенка отмечается наличие
только непроизволь­ного внимания.
Ребенок вначале реагирует только на
внешние раздражители. Причем это
происходит только в случае их резкой
смены. С третьего месяца ребенок все
больше интересуется объектами, тесно
связанными с его жизнью. В пять-семь
месяцев ребенок уже в состоянии достаточно
долго рассматривать какой-нибудь
предмет. Зачатки произвольного внимания
обычно начинают проявляться к концу
пер­вого — началу второго года жизни.
Можно предположить, что возникновение
и формирование произвольного внимания
связано с процессом воспитания ребен­ка.
Окружающие ребенка люди постепенно
приучают его выполнять не то, что ему
хочется, а то, что ему нужно делать.
Большое значение для развития произвольного
внимания имеет игра. В про­цессе игры
ребенок учится координировать свои
движения сообразно задачам игры и
направлять свои действия в соответствии
с ее правилами. Параллельно с произвольным
вниманием на основе чувственного опыта
развивается и непро­извольное внимание.
Особое значение для развития произвольного
внимания имеет школа. В про­цессе
школьных занятий ребенок приучается к
дисциплине. У него формируется усидчивость,
способность контролировать свое
поведение. В первых классах ребенок не
может еще полностью контролиро­вать
свое поведение на уроках. У него
по-прежнему преобладает непроизвольное
внимание. В старших классах произвольное
внимание ребенка достигает более
высокого уровня развития. В возрасте
13-15 лет, сопровождаются повышенной
утомляе­мостью и раздражительностью
и в некоторых случаях приводят к снижению
характеристик внимания. Это явление
обусловлено не только физиологическими
изменениями организма ребенка, но и
значительным возрастанием потока
воспри­нимаемой информации и впечатлений
школьника.

88.Роль эмоций в регуляции поведения. Основные функции эмоций.

Эмоции
играют чрезвычайно важную роль в жизни
людей. Под влиянием эмоций изменяется
деятельность органов крово­обращения,
дыхания, пищеварения, желез внутренней
и внешней секреции и др. Функции эмоций:
Регуляторная
— проявляется во влиянии эмоциональных
состояний человека на его физиологическое
самочувствие. Отражательная
— выражается в обобщенной оценке событий.
Чувсива позволяют определить полезность
и вредность воздействующих на них
факторов и реагировать, прежде чем будет
определено само вредно» воздействие
Предынформационная,
или сигнальная,
возникающие
переживания сигнализируют человеку,
как идет у него процесс удовлетворение
потребностей, какие препятствия встречает
он на своем пути, на что надо обратить
внимание в первую очередь и т. д.

Побудительная,
или стимулирующая
эмоции и
чувства способствуют определению
направления поиска, в результате которого
достигается удовлетворение возникшей
потребности или решается стоящая перед
человеком задача. Подкрепляющую
заключается в том, что чувства принимают
самое непосредственное участие в
обучении, т. е.
эмо­ции
влияют на характер мотивации человека
по отношению к выполняемой им деятельности.
Переключательная
— при борьбе мотивов мотивов, в результате
которой определяется доминирующая
потреб­ность. Привлекательность
мотива, его близость лич­ностным
установкам направляет деятельность
человека в ту или другую сторону.
Приспособительная
при помощи
эмоций живые суще­ства устанавливают
значимость усло­вий для удовлетворения
актуальных для них по­требностей.
Коммуникативная
— мимические и пантомимические движения
позво­ляют человеку передавать свои
переживания дру­гим людям, информировать
их о своем отношении к предметам и
явлениям окружающей действитель­ности.

Этапы развития внимания

Возрастное развитие внимания

Развитие внимания

Внимание, как и все остальные психические процессы, имеет низшие и высшие формы. Первые представлены непроизвольным вниманием, а вторые — произвольным. Непосредственное внимание — это также более низкая форма его развития, чем опосредствованное.

Историю развития внимания, как и многих других психических функций, пытался проследить Л.С. Выготский в русле своей культурно-исторической концепции их формирования. По его мнению, история внимания ребенка есть история развития организованности его поведения, что ключ к генетическому пониманию внимания следует искать не внутри, а вне личности ребенка.

Произвольное внимание возникает, когда окружающие малыша люди направляют его внимание, руководят им, подчиняют его и таким образом дают в руки ребенка те средства, с которыми он в дальнейшей жизни сам овладевает своим вниманием.

Культурное развитие внимания заключается в том, что при помощи взрослого малыш усваивает ряд искусственных стимулов-средств (знаков), посредством которых он дальше направляет свое собственное поведение и внимание.

Возрастное развития внимания

Процесс возрастного развития внимания по идеям Л.С. Выготского представил А.Н. Леонтьев. С возрастом внимание ребенка улучшается, однако развитие внешне опосредствованного внимания идет гораздо быстрее, чем его развитие в целом, тем более натурального внимания.

В школьном возрасте наступает перелом в развитии, который характеризуется тем, что первоначально внешне опосредствованное внимание постепенно превращается во внутренне опосредствованное, и со временем эта последняя форма внимания занимает, вероятно, основное место среди всех его видов.

Различия в характеристиках произвольного и непроизвольного внимания возрастают, начиная с дошкольного возраста, и достигают максимума в школьном возрасте, а затем вновь обнаруживают тенденцию к уравниванию. Это связано с тем, что в процессе своего развития система действий, обеспечивающих произвольное внимание, из внешней постепенно превращается во внутреннюю.

Малыша с колыбели окружают неизвестные предметы, привлекающие его внимание своей яркостью или необычным видом, он также обращает внимание на своих родных, радуясь их появлению в поле зрения или, начиная плакать, чтобы они взяли его на руки.

Близкие люди, находящиеся рядом, произносят слова, смысл которых малыш постепенно постигает, они руководят им, направляют его непроизвольное внимание. Т.е. его внимание с раннего возраста направляется с помощью специальных слов-стимулов.

Овладевая активной речью, малыш начинает управлять и первичным процессом собственного внимания, причем сначала — в отношении других людей, ориентируя собственное их внимание обращенным к ним словом в нужную сторону, а затем — и в отношении самого себя.

Когда мы общаемся с малышом, наши слова вначале являются как бы указателями, выделяющими для него какие-то признаки в предмете, мы обращаем его внимание на эти признаки. При обучении слово все более и более направляется в сторону выделения абстрактных отношений и приводит к образованию абстрактных понятий.

Вначале процессы произвольного внимания, направляемого речью взрослого, являются для малыша процессами его внешнего дисциплины, чем саморегуляции. Постепенно, употребляя то же самое средство овладения вниманием по отношению к самому себе, ребенок переходит к самоуправлению поведением, т. е. к произвольному вниманию.

Последовательность основных этапов развития детского внимания

Представим последовательность основных этапов развития детского внимания так, как она выглядит по данным наблюдений и экспериментальных исследований:

Первые недели-месяцы жизни. Появление ориентировочного рефлекса как объективного, врожденного признака непроизвольного внимания ребенка.

Конец первого года жизни. Возникновение ориентировочно-исследовательской деятельности как средства будущего развития произвольного внимания.

Начало второго года жизни. Обнаружение зачатков произвольного внимания под влиянием речевых инструкций взрослого, направление взора на названный взрослым предмет.

Второй-третий год жизни. Достаточно хорошее развитие указанной выше первоначальной формы произвольного внимания.

Четыре с половиной-пять лет. Появление способности направлять внимание под влиянием сложной инструкции взрослого.

Пять-шесть лет. Возникновение элементарной формы произвольного внимания под влиянием самоинструкции (с опорой на внешние вспомогательные средства).

Школьный возраст. Дальнейшее развитие и совершенствование произвольного внимания, включая волевое.

Развитие внимания

Все психические процессы, включая внимание, имеют низшие и высшие формы. Низшие формы представлены непроизвольным вниманием, а высшие – произвольным. Непосредственное внимание тоже относится к более низкой форме его развития.

Историю развития внимания пытался проследить Л.С. Выготский в русле культурно-исторической концепции её формирования. Он считал, что история внимания ребенка есть история развития организованности его поведения. Ключ к генетическому пониманию внимания надо искать вне личности ребенка.

Развитие внимания – это переход от более простых видов к более сложным видам внимания. От врожденных к приобретенным. Например, развитием внимания будет являться переход от непроизвольного внимания к произвольному вниманию, потому что оно работает значительно лучше.

По разным направлениям развитие внимания может идти параллельно, включая совершенствование всех его видов, и может относиться только к отдельным видам.

Его развитие может идти также естественным путем и постепенно улучшаться по мере накопления жизненного опыта и взросления. Происходит это у всех здоровых людей от рождения до окончания школы.

Человек может развивать свое внимание и целенаправленно, сознательно предпринимая продуманные действия, которые ориентированы на его улучшение. У естественного и искусственного развития внимания есть как общее, так и различное:

  • Развитие внимания естественным путем идет по мере созревания мозга, накопления опыта, т.е. постепенно и является медленно протекающим процессом. Естественный процесс приводит к устойчивым изменениям;
  • И, наоборот, искусственное его развитие – это ускоренный процесс и связан он с выполнением специальных упражнений, которые рассчитаны на развитие какого-то его свойства или вида. Происходящие изменения сначала являются недостаточно устойчивыми, поэтому нуждаются в закреплении в последующем жизненном опыте человека.

На развитие внимания существенное влияние оказывают следующие факторы:

  • Речь, которая развивается под воздействием обучения;
  • Подражание поведению взрослых людей;
  • Умственная деятельность.

В психологии основные исследования по развитию внимания были связаны с изучением процесса естественного его развития у детей. Это было связано с такими обстоятельствами:

  1. Изучение внимания психологами началось сравнительно недавно, поэтому важно было исследовать его развитие в том виде, в каком оно существует и функционирует в жизни человека, т.е. естественный процесс его развитии;
  2. Долгое время было вообще, не ясно можно ли развивать внимание человека искусственным путем.

К началу второй половины XX века были предложены первые методы развития внимания детей, которые были не вполне эффективны.

Процесс естественного развития внимания у детей в России одним из первых изучил Л.С Выготский. Он же разработал общую теорию развития познавательных процессов человека. Эта теория получила название «Теория развития высших психологических функций у человека». Она применялась к изучению развития внимания у детей.

Стадии развития внимания

Для развития произвольного внимания особое значение имеет школа, потому что именно в процессе учебы ребенок приучается к дисциплине. В школьные годы у него формируется усидчивость, способность контролировать свое поведение. В возрасте 9-10 лет в организации процесса внимания возникают уже качественные сдвиги. Эффективными возбудителями внимания в этом возрасте становятся эмоционально-нейтральные раздражители. Снижение характеристик внимания наблюдается в возрасте с 11-12 до 14-15 лет. Происходит существенная перестройка организма ребенка, которая сопровождается отклонениями во внимании – возникает повышенная утомляемость, эмоциональность, происходит снижение коркового контроля. И только к концу подросткового возраста устанавливается оптимальная система внимания.

Л.С. Выготский выделил 4 стадии в процессе генезиса произвольного внимания:

  1. Стадия первая. Суть её сводится к тому, что взрослый управляет поведением и сознанием ребенка с помощью определенного средства. Этими средствами могут быть указательный палец, речевое сопровождение взрослого. В начале управления вниманием, отмечает Л.С. Выготский, стоит именно указание, поэтому историю произвольного внимания следует начинать с истории указательного пальца. Это на данной стадии интерпсихическое действие и осуществляется оно между людьми во внешнем плане;
  2. Стадия вторая. Ребенок на этой стадии становится субъектом, который психологическое орудие использует для управления поведением и сознанием другого человека. Теперь уже он с помощью собственного указательного пальца и речевого сопровождения, обращает внимание взрослого на нужный ему объект. Данное действие управления существует во внешнем плане как интерпсихическое действие;
  3. Стадия третья. Способы управления сознанием и поведением, которые применялись людьми к нему, а он применял их по отношению к ним, ребенок начинает применять к самому себе. Действие все ещё протекает во внешнем плане и сопровождается эгоцентрической речью ребенка. Но действие ребенок обращает на самого себя. На этой стадии начинается интериоризация действия управления вниманием. Законченный вид она приобретает только на следующей стадии;
  4. Стадия четвертая. Действие управления своим вниманием на этой стадии становится собственно внутренним действием. Опорой его осуществления является психический образ и внутренняя речь.

Ученый, таким образом, показал, что развитие произвольного внимания, как высшей психической функции происходит по общему закону развития высших психических функций.

Еще раз обобщим сказанное. С самого начала внимание ребенка является управляемым. Сначала им руководят взрослые. Затем ребенок переходит к самоуправлению своим вниманием – это значит, овладевает вниманием произвольным, употребляя то же самое средство, что использовалось по отношению к нему. Овладев речью, ребенок сначала управляет процессом внимания другого и только потом собственным вниманием.

Выход на уровень взрослого человека происходит тогда, когда ребенок овладевает внутренними средствами управления вниманием. В результате динамика развития произвольности внимания в дальнейшем онтогенезе не выражена, но оно приобретает индивидуальные особенности.

В целом психологи в развитии внимания выделяют два основных этапа:

  1. Этап дошкольного развития. Внимание на этом этапе вызывается факторами внешней среды;
  2. Этап школьного развития. Происходит бурное развитие внутреннего внимания, т.е. опосредованного внутренними установками ребенка.

Воспитание непроизвольного внимания

В воспитании непроизвольного внимания у детей видное место занимает формирование умения видеть и слышать, наблюдать факты и явления, стремиться полнее и лучше ознакомиться с действительностью. С этой целью ребенка надо с ранних лет знакомить с богатством и многообразием окружающего мира, подмечать, что находится вокруг, учить реагировать на любое изменение в окружающей обстановке.

Учебный процесс для ребенка будет привлекательным, если он проявляет интерес и эмоции, которые являются основным условием появления непроизвольного внимания. Безусловно, в первую очередь, это зависит от изучаемого материала, способа его подачи и наглядности преподавания. Непроизвольное внимание вызывает применение картин, муляжей, показ опытов, использование конкретных фактов из жизни и др. Младшим школьникам непроизвольное внимание просто необходимо. Любая наглядность требует соблюдения ряда условий:

  • Правильно организовать восприятие ребенка;
  • Поставить конкретную задачу – ответить на вопрос, произвести сравнение, обнаружить что-то новое и др.
  • Научить замечать то, что требует внимания.

Работа, организованная с наглядностью, активизирует мысль ребенка, приучает быть внимательным, выделять существенное, замечать главное.

Непроизвольное внимание привлекает качественное объяснение изучаемого материала, яркое по форме, богатое по содержанию и эмоционально насыщенное. Изложение любого материала должно будить мысль, заставлять задуматься над возникающими вопросами, вызывать стремление узнать, что будет дальше.

Для привлечения и удерживания внимания большое значение имеет активность самих детей, важно, чтобы они не просто пассивно слушали, но еще и действовали сами – спрашивали, отвечали, проводили опыты и др. Общий культурный уровень тоже является важным условием внимания.

Воспитание произвольного внимания

Развитие произвольного внимания связано с формированием у детей сознательного отношения к учению и выполнению своих обязанностей. Младшие школьники, став членами ученического коллектива, стремятся все делать не хуже других, хотят заслужить одобрение учителя, одобрение своих товарищей. Все это является сильными побудителями для того, чтобы быть внимательными, а задача учителя всячески поддерживать и развивать эти стремления.

Произвольное внимание – это организованное внимание, школьное обучение является важнейшим средством его воспитания. Прежде всего, потому, что учение – сознательная, целенаправленная, организованная деятельность. Важно, чтобы ученик понимал значение обучения и роль внимания в этом процессе, понимал цель, приемы выполнения работы, мог представить результаты своего труда и пути из достижения.

Для привлечения внимания большое значение имеет не только непосредственный интерес к выполняемой работе, но и интерес косвенный, связанный с результатами деятельности.

При воспитании произвольного внимания важную роль играет требовательность взрослого, которая должна носить последовательный и систематический характер.

Вывод

Таким образом, воспитывая непроизвольное и произвольное внимание у детей, важно соблюдать правильное соотношение между этими видами внимания. Если процесс рассчитан только на непроизвольное внимание, воспитание может приобрести ложное направление. Если процесс построен только на произвольном внимании, учение теряет свою привлекательность и вызывает отрицательное отношение, поэтому учебный процесс должен воспитывать оба вида внимания.

Этапы развития внимания | Рефераты KM.RU

Возрастное развитие внимания

Развитие внимания

Внимание,
как и все остальные психические процессы, имеет низшие и высшие формы. Первые
представлены непроизвольным вниманием, а вторые — произвольным.
Непосредственное внимание — это также более низкая форма его развития, чем
опосредствованное.

Историю
развития внимания, как и многих других психических функций, пытался проследить
Л.С. Выготский в русле своей культурно-исторической концепции их формирования.
По его мнению, история внимания ребенка есть история развития организованности
его поведения, что ключ к генетическому пониманию внимания следует искать не
внутри, а вне личности ребенка.

Произвольное
внимание возникает, когда окружающие малыша люди направляют его внимание,
руководят им, подчиняют его и таким образом дают в руки ребенка те средства, с
которыми он в дальнейшей жизни сам овладевает своим вниманием.

Культурное
развитие внимания заключается в том, что при помощи взрослого малыш усваивает
ряд искусственных стимулов-средств (знаков), посредством которых он дальше
направляет свое собственное поведение и внимание.

Возрастное развития внимания

Процесс
возрастного развития внимания по идеям Л.С. Выготского представил А.Н.
Леонтьев. С возрастом внимание ребенка улучшается, однако развитие внешне
опосредствованного внимания идет гораздо быстрее, чем его развитие в целом, тем
более натурального внимания.

В
школьном возрасте наступает перелом в развитии, который характеризуется тем, что
первоначально внешне опосредствованное внимание постепенно превращается во
внутренне опосредствованное, и со временем эта последняя форма внимания
занимает, вероятно, основное место среди всех его видов.

Различия
в характеристиках произвольного и непроизвольного внимания возрастают, начиная
с дошкольного возраста, и достигают максимума в школьном возрасте, а затем
вновь обнаруживают тенденцию к уравниванию. Это связано с тем, что в процессе
своего развития система действий, обеспечивающих произвольное внимание, из
внешней постепенно превращается во внутреннюю.

Малыша
с колыбели окружают неизвестные предметы, привлекающие его внимание своей
яркостью или необычным видом, он также обращает внимание на своих родных,
радуясь их появлению в поле зрения или, начиная плакать, чтобы они взяли его на
руки.

Близкие
люди, находящиеся рядом, произносят слова, смысл которых малыш постепенно
постигает, они руководят им, направляют его непроизвольное внимание. Т.е. его
внимание с раннего возраста направляется с помощью специальных слов-стимулов.

Овладевая
активной речью, малыш начинает управлять и первичным процессом собственного
внимания, причем сначала — в отношении других людей, ориентируя собственное их
внимание обращенным к ним словом в нужную сторону, а затем — и в отношении
самого себя.

Когда
мы общаемся с малышом, наши слова вначале являются как бы указателями,
выделяющими для него какие-то признаки в предмете, мы обращаем его внимание на
эти признаки. При обучении слово все более и более направляется в сторону выделения
абстрактных отношений и приводит к образованию абстрактных понятий.

Вначале
процессы произвольного внимания, направляемого речью взрослого, являются для
малыша процессами его внешнего дисциплины, чем саморегуляции. Постепенно,
употребляя то же самое средство овладения вниманием по отношению к самому себе,
ребенок переходит к самоуправлению поведением, т.е. к произвольному вниманию.

Последовательность основных этапов развития детского
внимания

Представим
последовательность основных этапов развития детского внимания так, как она
выглядит по данным наблюдений и экспериментальных исследований:

Первые
недели-месяцы жизни. Появление ориентировочного рефлекса как объективного,
врожденного признака непроизвольного внимания ребенка.

Конец
первого года жизни. Возникновение ориентировочно-исследовательской деятельности
как средства будущего развития произвольного внимания.

Начало
второго года жизни. Обнаружение зачатков произвольного внимания под влиянием
речевых инструкций взрослого, направление взора на названный взрослым предмет.

Второй-третий
год жизни. Достаточно хорошее развитие указанной выше первоначальной формы
произвольного внимания.

Четыре
с половиной-пять лет. Появление способности направлять внимание под влиянием
сложной инструкции взрослого.

Пять-шесть
лет. Возникновение элементарной формы произвольного внимания под влиянием
самоинструкции (с опорой на внешние вспомогательные средства).

Школьный
возраст. Дальнейшее развитие и совершенствование произвольного внимания,
включая волевое.

Список литературы

Для
подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www. effecton.ru/

Дата добавления: 29.06.2006

Развитие внимания. Основные этапы развития внимания ребенка.

Внимание имеет свои этапы развития. В первые месяцы жизни у ребенка отмечается наличие только непроизвольного внимания. Ребенок вначале реагирует только на внешние раздражители.

Начиная с третьего месяца, ребенок больше интересуется объектами, связанными с его жизнью — близкими к нему. В пять-семь месяцев ребенок уже в состоянии долго рассматривать какой-нибудь предмет, ощупывать его, брать в рот. Это позволяет говорить о том, что его непроизвольное внимание развито.

Зачатки произвольного внимания начинают проявляться к концу первого — началу второго года жизни. Возникновение и формирование произвольного внимания связано с процессом воспитания ребенка.

Большое значение для развития произвольного внимания имеет игра. В процессе игры ребенок учится координировать свои движения сообразно задачам и направлять свои действия в соответствии с ее правилами. Параллельное с произвольным вниманием на основе чувственного опыта развивается и непроизвольное внимание. Знакомство с все большим и большим количеством предметов и явлений, постепенное формирование умения разбираться в простейших отношениях, постоянные беседы с родителями, прогулки с ними, игры, в которых дети подражают взрослым, манипулирование игрушками и другими предметами — все это обогащает опыт ребенка и развивает его интересы и внимание.

Основной особенностью дошкольника является то, что его произвольное внимание неустойчиво. Ребенок легко отвлекается на посторонние раздражители. Его внимание эмоционально — он плохо владеет своими чувствами. Непроизвольное внимание устойчиво, длительно и сосредоточено. Постепенно путем упражнений и волевых усилий у ребенка формируется способность управлять своим вниманием.

Особое значение для развития произвольного внимания имеет школа. В процессе школьных занятий ребенок приучается к дисциплине. У него формируется усидчивость, способность контролировать свое поведение. В школьном возрасте развитие произвольного внимания проходит определенные стадии. В первых классах ребенок не может полностью контролировать свое поведение на уроках. У него еще преобладает непроизвольное внимание. У ребенка в этом возрасте мышление наглядно-образное.

В старших классах произвольное внимание ребенка достигает высокого уровня развития. Школьник уже в состоянии длительное время заниматься определенным видом деятельности, контролировать свое поведение. На качество внимания оказывают влияние условия воспитания и особенности возраста. Физиологические изменения, наблюдаемые в возрасте 13-15 лет, сопровождаются повышенной утомляемостью и раздражительностью и приводят к снижению характеристик внимания. Это явление обусловлено физиологическими изменениями организма ребенка и возрастанием потока воспринимаемой информации и впечатлений школьника.

Определяющие развитие внимания факторы по Л.С.Выготскому

Л. С. Выготский пытался в рамках своей культурно-исторической концепции проследить закономерности возрастного развития внимания. С первых дней жизни ребенка развитие его внимания происходит в среде, включающей так называемый двойной ряд стимулов, вызывающих внимание. Первый ряд — это окружающие ребенка предметы, которые своими яркими, необычными свойствами приковывают его внимание. Второй ряд — это речь взрослого человека, произносимые им слова, которые первоначально выступают в виде стимулов-указаний, направляющих непроизвольное внимание ребенка. Произвольное внимание возникает из того, что окружающие ребенка люди начинают при помощи ряда стимулов и средств направлять внимание ребенка, руководить его вниманием, подчинять его своей воле и дают в руки ребенка те средства, с помощью которых он впоследствии и сам овладевает своимвниманием. А это начинает происходить в процессе овладения ребенком речью.

В процессе активного овладения речью ребенок начинает управлять первичными процессами собственного внимания.

В развитии внимания выделяют два этапа. Первый — этап дошкольного развития, главной особенностью которого является преобладание внешне опосредованного внимания — внимания, вызванного факторами внешней среды. Второй — этап школьного развития, который характеризуется бурным развитием внутреннего внимания — внимания, опосредованного внутренними установками ребенка.

Тема 5.2. Эмоции.

Узнать еще:

Советы по развитию внимания у ребенка

Источник: http://klass617.narod.ru/index/0-8

Советы родителям первоклассников:

1.Поддерживайте ребенка в стремлении стать школьником.

2.Обсудите с ребенком те правила и нормы, с которыми он встретиться в школе.

3.Составьте с первоклассником распорядок дня и следите за его соблюдением.

4.Не пропускайте трудности, возникшие у ребенка на первом этапе обучения.

5.Поддерживайте в первокласснике его желание добиться успеха.

6.Похвала и эмоциональная поддержка («Молодец!», «Хорошо!») способны повысить интеллектуальный уровень человека.

7.Обращайтесь за консультацией к учителю и школьному психологу.

8.Уважайте мнение первоклассника о своем педагоге.

Советы по развитию внимания у ребенка

Для того чтобы развивать внимание, необходимо знать его основные свойства и степень развития этих свойств у ребенка.

1. Объем внимания – количество предметов, которые ребенок может одновременно воспринять. Объем внимания развивается с возрастом. До 3-4 лет, ребенок может воспринимать только один объект, обычно это что-то яркое и необычное. В 5-6 лет таких объектов может быть уже несколько, обычно 2-3. Чтобы проверить объем внимания, проведите несложный тест: разложите на столе несколько предметов (10-12), накройте их чем-нибудь, например непрозрачной тканью, затем уберите ткань на 3 секунды, попросите ребенка запомнить, какие предметы находятся на столе, и вновь накройте их тканью. Затем попросите ребенка назвать предметы, которые он запомнил.

2. Концентрация внимания – свойство, характеризующееся способностью удерживать внимание на одном предмете, не отвлекаясь на остальные. Для развития концентрации внимания попробуйте заниматься с ребенком, какой-нибудь деятельностью, требующей сосредоточенности, в шумной обстановке, например, включив музыку. При этом можно постоянно усложнять задание, делая музыку все более громкой.

3. Переключаемость внимания – скорость перехода от одного вида деятельности к другому, это свойство внимания требует волевого усилия. С плохой переключаемостью внимания связана рассеянность, которую могут усиливать утомление и хронические заболевания (например, аденоидит – при котором затруднено носовое дыхание и мозг не получает достаточного количества кислорода). Ребенок, особенно впечатлительный, иногда долго не может сосредоточиться на выполнении задания, из-за воспоминания о каком-либо сильном образе.

Переключаемость и объем внимания у маленьких детей развиты плохо. Для их тренировки, существуют специальные упражнения. Например, младшему школьнику можно предложить игру в «корректора». Ребенку дают лист с буквами (можно взять обычную газету), на котором он должен вычеркивать одну какую-то букву, обводить другую, а все остальные пропускать. Для дошкольников вместо газеты можно взять лист с рядами геометрических фигур различного цвета.

От степени развитости объема, концентрации и переключаемости внимания во многом зависит успех обучения ребенка в школе. Вот несколько игр, которые позволят вам развивать внимание ребенка.

Игра «Угадай слово». Играют несколько человек, один игрок выходит («водящий”), другие загадывают слово. Это должно быть существительное, например слово «дом», «водящий” должен его угадать, с помощью подсказок, причем подсказывать ему могут, только три человека, да и то не прямо, а косвенно. Для того чтобы угадать первую букву, в нашем случае – это буква «Д», те, кто подсказывают, называют каждый по слову, в котором есть буква «д». Например, один говорит «доска», второй «комод», а третий «радуга»- немного усилий, и первая буква угадана. Затем переходят к следующей букве и так далее, пока слово не будет угадано.

Игра «Исключение». Взрослый будет называть, допустим, растения, ребенок должен внимательно слушать, и как только среди растений будет названо животное, он должен подпрыгнуть.

Игра «Что изменилось?». Для игры необходимо 5-6 детей. Выбирают одного ребенка, он «водит», «водящий” в течение 1 минуты рассматривает детей, затем отворачивается или выходит из комнаты. Кто-то из детей меняет что-то в одежде, а «водящий” должен понять, что изменилось.

Игра «Цифры-фигуры». Это игра на объем внимания, учит выполнять одновременно несколько дел. Взрослый называет несколько цифр (3-4) и при этом показывает картинки с геометрическими фигурами. Ребенок должен запомнить и назвать и цифры, и фигуры.

Чтобы улучшить концентрацию внимания можно выполнять различные задания по приведенному образцу. Например, дорисовать узор. Начало узора дано как образец, а все компоненты узора должны повторяться.

Упражнение на объем внимания. Взрослый дает ребенку задание рисовать треугольники, а сам, когда ребенок рисует, хлопает в ладоши. Ребенок должен нарисовать как можно больше треугольников и назвать количество хлопков.

Хорошо развивают внимание картинки, на которых нужно найти определенное количество отличий.

Несколько советов родителям:

— во время занятий, не будьте отстраненным зрителем, принимайте активное участие в играх, демонстрируйте свои эмоции;

— когда даете инструкцию ребенку, позаботьтесь о том, чтобы она была конкретной, понятной и последовательной;

— задания должны подбираться так, чтобы ребенку было интересно, то есть они должны немного превосходить умения ребенка на данный момент;

Не упрекайте ребенка за невнимательность и не сравнивайте его с другими детьми, а просто помогите ему развить его внимание… и его успехи вас удивят.

Развитие памяти у школьников

Для того чтобы помочь ребенку легче и эффективнее запоминать учебный материал, нужно учитывать все факторы. Поэтому постарайтесь определить, какой тип памяти преобладает у вашего ребенка. Но все же помните, что иногда бывает и так, что память школьника может быть смешанной. Естественно, что нужно учитывать, как ребенок легче запоминает школьный материал. Но желательно не концентрироваться только на одном типе памяти, а развивать понемногу все.

Развитие памяти у школьников предполагает запоминание материала разными способами. Например, помогая своему ребенку выполнять домашнее задание, старайтесь один день читать ребенку вслух, а на другой день попросите, пусть он сам почитает вам.

Старайтесь при выполнении домашнего задания использовать картинки, схемы, рисунки. Заставляйте ребенка проговаривать ответы вслух. Таким образом у ребенка будут развиваться все типы памяти, а через некоторое время ему будет намного легче запоминать школьный материал, отвечать на уроках.

Не забывайте повторять с ребенком уже изученный материал, например, вначале каждый день, а затем раз в неделю. Также обязательно придумывайте примеры к тому материалу, который изучаете с ребенком. Поскольку очень важно, чтобы ребенок не заучивал материал, а понимал его.

При изучении любого материала нужно обязательно делать небольшие перерывы, поскольку дети быстро утомляются. Научите ребенка искать основные понятия в материале, которые помогут быстро сориентироваться ребенку и быстро вспомнить весь материал.

Упражнения на развитие памяти:

Для того чтобы развить хорошую память у ребенка, нужно научить его правильно запоминать и изучать материал, а также просто развивать память и ассоциативное мышление. Для этой цели подойдут несложные игры-задания.

Например, поиграйте с ребенком в нелогичные ассоциации. Для этого загадайте ему несколько не связанных между собой слов (слон, магазин, велосипед, дедушка), а ребенок должен придумать историю, в которой будут использованы эти слова.

Также вы можете предложить ребенку несколько картинок, он их должен рассматривать около тридцати секунд, затем вы прячете картинки, а ребенок должен нарисовать то, что запомнил. Большинство игр вы можете придумать сами, но главное — чем раньше вы начнете развивать память своего ребенка, тем проще ему будет учиться в дальнейшем.

Рекомендации для родителей гиперактивных детей

1. С гиперактивным ребенком необходимо общаться мягко, спокойно. Если взрослый выполняет вместе с ним учебное задание, то желательно, чтобы не было криков и приказаний, но и восторженных интонаций, эмоционально приподнятого тона. Гиперактивный ребёнок, будучи очень чувствительным и восприимчивым, скорее всего, быстро присоединится к вашему настроению. Эмоции его захлестнут и станут препятствием для дальнейших успешных действий.

2. Довольно часто гиперактивные дети обладают неординарными способностями в разных областях, сообразительны и быстро «схватывают» информацию, отчего у педагогов создается впечатление, что этим детям необходимо дать быстрее и больше информации. Однако завышенные требования к таким детям и увеличение нагрузок зачастую ведут к переутомляемости, капризам и отказу от деятельности вовсе.

3. Гиперактивному ребенку, как правило, делают огромное количество замечаний и дома, и в школе, в связи с этим страдает его самооценка, поэтому надо почаще хвалить его за успехи и достижения, даже самые незначительные. Нельзя, однако, забывать, что недопустима похвала неискренняя, незаслуженная. Все дети, а особенно гиперактивные (и особо чувствительные), быстро «раскусят» вас и перестанут доверять.

4. Однако помня о том, что гиперактивному ребенку для укрепления уверенности в себе необходимы похвала и одобрение взрослых, нельзя забывать и о том, что если взрослый хочет похвалить ребенка за удачное выполнение задания, за усидчивость или аккуратность, лучше это делать не слишком эмоционально, чтобы не перевозбудить его.

5. Если взрослый хочет добиться того, чтобы гиперактивный ребенок выполнял его указания и просьбы, надо научиться давать инструкции для него. Прежде всего, указания должны быть немногословными, и содержать не более 10 слов. В противном случае ребенок просто «выключится» и не услышит вас. Педагоги не должны давать ребенку несколько, заданий сразу. Лучше дать те же указания, но отдельно, добавляя следующее только после того, как выполнено предыдущее. Причем необходимо, чтобы задания были выполнимы для ребенка и физически, и по времени. Их выполнение необходимо проконтролировать.

6. В случае если взрослые считают, что какую-то деятельность ребенка необходимо запретить (например, ребенку нельзя выходить из кабинета, т. д.), то надо помнить, что подобных запретов должно быть очень немного, они должны быть заранее оговорены с ребенком и сформулированы в очень четкой и непреклонной форме. При этом желательно, чтобы ребенок знал, какие санкции будут введены за нарушение того или иной запрета. В свою очередь, взрослые должны быть очень последовательными при исполнении санкций.

7. В повседневном общении с гиперактивными детьми необходимо избегать резких запретов, начинающихся словами «нет» и «нельзя». Гиперактивный ребенок, являясь импульсивным, скорее всего, тут же отреагирует на такой запрет непослушанием, либо вербальной агрессией. В этом случае, во-первым надо говорить с ребенком спокойно и сдержанно, даже если вы что-либо ему запрещая те, а во-вторых, желательно не говорить ребенку «нет», а дать ему возможность выбора! (Если ребенок громко кричит, можно вместе с ним спеть по его выбору несколько любимых песен. Если ребенок швыряется игрушками и вещами, можно предложить ему игры с водой, которые описаны в разделе «Игры, в которые играют…(например, «Шариковые бои»).

8. В силу своей импульсивности гиперактивному ребенку трудно по первому требовании взрослого переключиться с одного вида деятельности на другой. Иногда лучше за несколько минут до начала новой деятельности предупредить его об этом. («Через 4 минут мы приступаем к другому упражнению»). Причем чтобы не вызвать агрессии ребенка, лучше, если по истечении этих 4 минут ему напомните не вы, а звонок будильника или таймера. В том случае, когда ребенок правильно выполняет поставленные условия, он, безусловно, заслуживает вознаграждения, и здесь уместно использовать систему поощрений и наказаний, о которой шла речь выше.

9. Очень часто взрослые утверждают, что гиперактивные дети никогда не уста-ют. Именно эта усталость проявляется в виде двигательного беспокойства, которое часто принимается за активность. Такие дети очень быстро утомляются, а это приводит к снижению самоконтроля и к нарастанию гиперактивности, от которой страдают и они сами, и все окружающие.

10. Соблюдение дома четкого режима (распорядка) дня — тоже одно из важнейших условий успешных действий при взаимодействии с гиперактивным ребенком. И прием пищи, и прогулки, и выполнение домашних заданий необходимо осуществлять в одно и то же, известное ребенку, время. Чтобы предотвратить перевозбуждение, такой ребенок должен ложиться спать в строго определенное (фиксированное) время, причем продолжительность сна должна быть достаточной для восстановления сил (в каждом конкретном случае родители определяют эту продолжительность сами, исходя из состояния ребенка).

11. По возможности надо оградить гиперактивного ребенка от длительных занятий на компьютере и от просмотра телевизионных передач, особенно способствующих его эмоциональному возбуждению.

Как писал В. Оклендер: «Когда таким детям уделяют внимание, слушают их, и они начинают чувствовать, что их воспринимают всерьез, они способны каким-то образом свести до минимума симптомы своей гиперактивности».

 

Развитие внимания детей 6-7 лет | Развитие детей дошкольного возраста

Развитие внимания детей 6-7 лет

Конференция: Развитие детей дошкольного возраста

Автор: Ганина Татьяна Михайловна

Организация: МАДОУ №5

Населенный пункт: Амурская область, г. Завитинск

Дошкольное образование рассматривается как первая ступень во всей системе непрерывного обучения. Дошкольные учреждения при­званы создавать условия для интеллектуального, эмоционального, физического развития ребенка и осуществлять его подготовку к школе. Одним из непременных условий успеш­ного обучения в школе является развитие психических процессов и в том числе внимания. «Интенсивное, ус­тойчивое, быстро переключающееся сен­сорное и интеллектуальное внимание не­обходимо ребенку для того, чтобы слу­шать педагога, видеть то, что он показы­вает, читать, писать, думать, запоминать, быстро менять виды деятельности» [16, С.53].

В основе самых разных взглядов на природу внимания лежат два кардинальных факта:

  • внимание нигде не выступает как самостоятельный процесс. И про себя, и внешнему наблюдению оно открывается как направленность, настроенность и сосредоточенность любой психической деятельности, следовательно, только как сторона или свойство этой деятельности;
  • внимание не имеет своего отдельного, специфического продукта. Его результатом является улучшение всякой деятельности, к которой оно присоединяется [4, С.6].

Ю.Б. Гиппенрейтер выделяет пять критериев внимания, которые признаются большинством исследователей.

  1. Феноменальный критерий — ясность и отчетливость содержаний сознания, находящихся в поле внимания. 
  2. «Продуктивный» критерий — это повышенное или улучшенное качество продукта «внимательного» действия (перцептивного, умственного, моторного) по сравнению с «невнимательным».
  3. Мнемический критерий, который выражается в запоминании материала, находившегося в поле внимания.
  4. Внешние реакции — моторные, вегетативные, обеспечивающие условия лучшего восприятия сигнала: поворот головы, фиксация глаз, мимика и поза сосредоточения, задержка дыхания, вегетативные компоненты и т.д.
  5. Критерий избирательности: он выражается в отграниченности поля ясного сознания от периферии сознания; в возможности активно воспринимать только часть поступающей информации и делать только одно дело; в запоминании только части воспринятых впечатлений; в установке органов чувств и реагировании только на ограниченный круг внешних сигналов.

При исследовании внимания  необходимо учитывать все, или по крайней мере большинство, перечисленных критериев. В случае использования только одного из них «внимание» загадочным образом исчезает или, во всяком случае, исчезает уверенность, что речь идет о внимании [5, С.166-167].

Осуществление отбора нужной информации, обеспечение избирательных программ действий и сохранение постоянного контроля над их протеканием и принято называть вниманием [10, С.26].

Внима­ние — это в первую очередь динамическая характеристика протекания позна­вательной деятельности: оно выражает преимущественную связь психической деятельности с определенным объектом, на котором она как в фокусе сосредо­точена. Внимание — это избирательная направленность на тот или иной объект и сосредоточенность на нем, углубленность в направленную на объект познавательную деятельность [14, С.416].

В течение длительного времени психологи и физиологи пытались описать механизмы, которые лежат в основе внимания. Исходным для современного исследования нейрофизиологических механизмов внимания является тот факт, что избирательный характер протекания психических процессов, характерных для внимания, может быть обеспечен лишь бодрственным состоянием коры, для которого типичен оптимальный уровень возбудимости.

Общие нейрофизиологические основы внимания имеют большое значение в развитии внимания. Сложные, социальные по происхождению, формы стимуляции центральной нервной системы в виде игр, упражнений и занятий, способствуют развитию первичных свойств внимания. Нейрофизиологические механизмы внимания являются основой, на которой формируются виды внимания.

Выделяют два основных вида внимания – непроизвольное и произвольное внимание [15, С.423].

Непроизвольное вни­мание связано с рефлекторными установками. Оно устанавливается и поддер­живается независимо от сознательного намерения человека. Возникновение непроизвольного внима­ния определяется физическими, психофизиологическими и психическими факторами и связано с общей направленнос­тью личности. Оно возникает без волевых усилий. Основная функция непроизвольного внимания заключа­ется в быстрой и правильной ориентации человека в посто­янно меняющихся условиях, выделении тех объектов, кото­рые могут иметь в данный момент наибольший жизнен­ный смысл.

Произвольное внимание — это сознательно направляемое и регулируемое внимание, в ко­тором субъект сознательно избирает объект, на который оно направляется. Этот термин служит для обозначения того центрального по своему значению факта, что познание человека, как и его деятельность, поднимается до уровня сознательной организованности, а не совершается стихийно, под властью извне действующих сил.

Произвольное внимание имеет место там, где предмет, на который направляется внимание, сам по себе его не привлекает. Произвольное внимание поэтому носит всегда опосредованный характер. Это первая его черта. Вторая черта – человек сам направляет внимание на объект. И, наконец, третья черта — волевая операция. Сознательное регулирование является самым суще­ственным в «произвольном» внимании [15, С.424].

Внимание произвольное есть внимание планомерное. Это — контроль за действием, выполняемый на основе заранее составленного плана, с помощью заранее установленного критерия и способа его применения. Наличие такого плана и критерия позволяет вести контроль, а вместе с тем и направлять внимание на то, на что мы хотим его направить, а не на то, что «само бросается в глаза» [4, С.56].

Различая произвольное и непроизвольное внимание, не следует от­рывать одно от другого и внешне противопоставлять их друг другу. Необходимо учитывать, что произвольное внимание развивается из непроизвольного. С другой стороны, произвольное внимание переходит в непроизвольное. Не­произвольное внимание обычно обусловлено непосредственным интересом. Произвольное внимание требуется там, где такой непосредственной заинтере­сованности нет и человек сознательным усилием направляем свое внимание в со­ответствии с задачами, которые перед ним встают, с целями, которые он себе ставит. По мере того как работа, которой он занялся и на которую снача­ла произвольно направил свое внимание, приобретает для него непосредственный интерес, произвольное внимание переходит в непроизвольное.

Учет этого перехо­да непроизвольного внимания в произвольное и произвольного в непроизвольное имеет центральное значение для правильной организации работы, в частности учебной и воспитательной деятельности.

Основная функция произвольного внимания — активное регулирование протекания психических процессов. В настоя­щее время произвольное внимание понимается как деятель­ность, направленная на контроль поведения, поддержание ус­тойчивой избирательной активности. Произ­вольное внимание служит для достижения поставленной и принятой к исполнению цели. [13, С.10-11].  Высшей формой произвольного внимания является послепроизвольное внимание — активное, целенаправленное сосредоточение сознания, не требующее волевых усилий вследствие высокого интереса к деятельности.. [6, С.34].

Внимание характеризуется различными качествами или свойствами. Свойства внимания делятся на первичные и вторичные. К первичным относятся объем, устойчивость, интенсивность, концентрация, распределение внимания; к вторичным — ко­лебания и переключение внимания[4,8,10,15].

Объем внимания — это количество объектов или их эле­ментов, воспринимаемых одновременно с достаточной яснос­тью и отчетливостью. Для увеличения объема внимания необходимы специальные упражнения. Ос­новное условие расширения объема внимания — наличие на­выков и умений систематизации, объединения по смыслу, груп­пировки воспринимаемого материала.

Устойчивость внимания — это длительность удержания внимания к одному и тому же предмету или деятельности.  Показателем устойчивости внимания является высокая продуктивность деятельности в течение относительно длитель­ного времени.

А.Л. Лурия, С.Л. Рубинштейн считают, что на   устойчивость внимания оказывают влияние сле­дующие факторы: усложнение объекта; активность личности; эмоциональное состояние; отношение к деятельности;  темп деятельности [10,15].

Интенсивность внимания характеризуется относительно большой затратой нервной энергии при выполнении данного вида деятельности. Во время любой работы моменты очень напряженного внимания чередуются с моментами ослабленного внимания. В состоянии утомле­ния человек не способен к напряженному вниманию, не может сосредоточиться, что сопровождается усилением тормозных процессов в коре головного мозга и появлением сонливости как особого акта охранительного торможения. Физиологичес­ки интенсивность внимания обусловлена повышенной степе­нью возбудительных процессов в определенных участках коры мозга при одновременном торможении других его участков.

Концентрация внимания — это степень сосредоточения, т. е. центральный факт, в котором выражается внимание.  Сосредоточенным называется внимание, направленное на какой-либо один объект или вид деятельности и не распространяющее­ся на другие. Концентрация  внимания на одних объектах предполагает одновременное отвлечение от всего постороннего [13, С.19].

Распределение внимания — это способность человека удер­живать в центре внимания определенное число объектов од­новременно, т.е. это одновременное внимание к двум или не­скольким объектам при одновременном выполнении дей­ствий с ними или наблюдения за ними. Распределенное внимание является необходимым условием для успешного вы­полнения многих видов деятельности, требующих одновремен­ного выполнения разнородных операций. Способность к распреде­ленному вниманию формируется в процессе практической деятельности путем упражнений. и накопления соответству­ющих навыков [15, С.426].

Колебания внимания выражаются в периодической сме­не объектов, на которые оно обращается. Колебание внимания объясняется тем, что при напряженной работе нервные клетки быстро истощаются. Наступает их охранительное торможение, в результате которого возбудительный процесс в них ослабева­ет, возбуждение в тех центрах, которые до этого были затор­можены, повышается и внимание переключается на посто­ронние раздражители [10, С.83].

Переключение внимания — это сознательное и осмыс­ленное перемещение внимания с одного объекта на другой или с одной деятельности на другую в связи с постановкой новой задачи. В целом переключаемость внимания означает способность быстро ориентироваться в сложной ситуации. Способность к переключению означает гибкость внимания — весьма важное и часто очень нужное качество. [15, С.430].

Ведущая роль во взаимодействии организма с внешней средой принадлежит центральной нервной системе. В возрасте шести — семи лет достаточно четко выражены индивидуальные особенности высшей нервной деятельности детей, которые проявляются в темпераменте. На основе характеристик темперамента должен строиться и индивидуальный подход к воспитанию и обучению. Свойства нервной системы достаточно четко проявляются в поведении детей. Фактически поведение и является для воспитателя тем индикатором, который позволяет определить преобладание того или иного типа темперамента. Дети с сильным типом нервной системы могут достаточно долго и напряженно работать или играть; у них, как правило, высокий эмоциональный тонус, устойчивое внимание, хорошая способность ориентироваться в непривычной ситуации. Дети со слабым типом нервной системы, напротив, вялы, замедлены во всех действиях, медленно включаются в работу, долго переключаются и восстанавливаются; у них, как правило, медленный темп письма и чтения, они быстро отвлекаются, не могут долго и интенсивно работать [9].

Развитие внимания в онтогенезе анализировал Л.С. Вы­готский. Он писал, что «культура развития внимания заклю­чается в том, что при помощи взрослого ребенок усваивает ряд искусственных стимулов — знаков, посредством которых он дальше направляет свое собственное поведение и внимание» [17,С.184].

Процесс возрастного развития внимания, по мнению А.Н. Ле­онтьева, — это улучшение внимания с возрастом под влиянием внешних стимулов. Такими стимулами являются окружающие предметы, речь взрослых, отдельные слова. С первых дней жиз­ни ребенка внимание в значительной степени оказывается на­правляемым с помощью слов-стимулов [13, С.21].

Развитие внимания в детском возрасте проходит ряд пос­ледовательных этапов:

  • первые недели и месяцы жизни ребенка характеризу­ются появлением ориентировочного рефлекса как объектив­ного врожденного признака непроизвольного внимания, сосредоточенность низкая;
  • к концу первого года жизни возникает ориентировочно-исследова-тельская деятельность, как средство будущего раз­вития произвольного внимания;
  • начало второго года жизни характеризуется появлением зачатков произвольного внимания: под влиянием взрос­лого ребенок направляет взгляд на называемый предмет;
  • во второй и третий год жизни развивается первоначаль­ная форма произвольного внимания. Распределение внимания между двумя предметами или действиями детям в возрасте до трех лет практически недоступно;
  • в 4,5-5 лет появляется способность направлять внима­ние под воздействием сложной инструкции взрослого;
  • в 5-6 лет возникает элементарная форма произвольного внимания под влиянием самоинструкции. Внимание наиболее устойчиво в активной деятельности, в играх, манипуляции предметами, при выполнении различных действий;
  • в 7-ми летнем возрасте развивается и совершенствуется вни­мание, включая волевое;
  • в старшем дошкольном возрасте происходят следую­щие изменения:     расширяется объем внимания; возрастает устойчивость внимания; формируется произвольное внимание [13, С.21-22].

Развитие внимания в старшем дошкольном возрасте свя­зано с появлением новых интересов, расширением кругозо­ра, овладением новыми видами деятельности. Старший до­школьник все больше обращает внимание на те стороны дей­ствительности, которые раньше оставались вне его внимания.   

На протяжении дошкольного возраста, в связи с усложне­нием деятельности детей и их общим умственным развити­ем, внимание приобретает большую сосредоточенность и ус­тойчивость. Так, если младшие дошкольники могут играть в одну и ту же игру 25 — 30 минут, то к 6 — 7 годам длитель­ность игры возрастает до 1 — 1,5 часов. Это объясняется тем, что игра постепенно усложняется и интерес к ней поддержи­вается постоянным введением новых ситуаций [12, С.203].

Старшие дошкольники не только более длительное время могут заниматься малоинтересной работой (по заданию взрос­лого), но и гораздо реже отвлекаются на посторонние объек­ты, чем младшие дошкольники [7, С.170].

На протяжении дошкольного возраста внимание ребенка становится не только устойчивее, шире по объему, но и эф­фективнее. Особенно это ярко проявляется в формировании у ребенка произвольного действия. К концу дошкольного возраста постепенно появляется опыт управления своим вниманием, умение более или менее самостоятельно его организовывать, сознательно направлять на определенные предметы, явления, удерживаться на них.

Даже при сосредоточении внимания дети не в состоянии заметить главного, существенного. Это объясняется особенно­стями их мышления: наглядно-образный характер мысли­тельной деятельности приводит к тому, что дети все свое вни­мание направляют на отдельные предметы или их признаки. Возникающие в сознании детей образы, представления вы­зывают эмоциональное переживание, которое оказывает тор­мозное влияние на мыслительную деятельность. И если суть предмета не находится на поверхности, если она замаскиро­вана, то дошкольники не замечают ее. С развитием и совершенствованием мыслительной деятельности дети все в большей степени становятся способными сосредоточить свое внимание на главном, основном, существенном. Ребенку недостаточно понимать, что он должен быть вни­мательным, необходимо научить его этому.

В дошколь­ном возрасте произвольное внимание формируется в связи с общим возрастанием роли речи в регуляции поведения ре­бенка. Чем лучше развита речь у ребенка дошкольного воз­раста, тем выше уровень развития восприятия и тем раньше формируется произвольное внимание.

Исследования психологов показывают, что развитие произ­вольного внимания в случае грамотного управления этим про­цессом может происходить довольно интенсивно.

Большое значение имеет развитие у детей умения работать целенаправленно. Первоначально цель перед ребенком ставит взрослый, оказывая помощь в ее дос­тижении. Развитие произвольного внимания у детей идет в направлении от выполнения целей, поставленных взрослым, к целям, которые ребенок сам ставит и контролирует их дос­тижение [3, С.205].

Развитие произвольного внимания в период дош­кольного детства предполагает формирование трех умений:

  1. Принятие постепенно усложняющихся инструкций;
  2. Удержание инструкций во внимании на протяжении всего занятия;
  3. Развитие навыков самоконтроля [3,4,10].

Одна из задач развития внимания — формирование конт­рольной функции, т.е. способности контролировать свои действия и поступки, проверять результаты своей деятельности.

Истоки произвольного внимания находятся вне личности ребенка. Это означает, что само по себе развитие непроизволь­ного внимания не гарантирует возникновения произвольно­го. Последнее формируется благодаря тому, что взрослые вклю­чают ребенка в новые виды деятельности и при помощи опре­деленных средств направляют и организуют его внимание. Руководя вниманием ребенка, взрослый тем самым дает ему средства, с помощью которых он впоследствии начинает и сам управлять своим вниманием.

Л.С. Выготский считает, что универсальным средством организации внимания явля­ется речь. Первоначально взрослые организуют внимание ре­бенка при помощи словесных указаний. В дальнейшем ребе­нок начинает сам обозначать словами те предметы и явления, на которые необходимо обратить внимание для достижения результата. По мере развития планирующих функций речи ребенок становится способным заранее организовывать свое внимание на предстоящей деятельности, формулировать сло­весные инструкции для выполнения действия [2, С.146].

Хотя дошкольники и начинают овладевать произвольным вниманием, непроизвольное внимание остается преобладаю­щим на протяжении всего дошкольного возраста. Детям труд­но сосредоточиваться на однообразной и малопривлекатель­ной для них деятельности, в то время как в процессе игры или решения эмоционально окрашенной продуктивной задачи они могут достаточно долго оставаться вовлеченными в эту деятельность и соответственно быть внимательными. Эта особенность является одним из оснований, по кото­рым коррекционноразвивающая работа может строиться на занятиях. Используемые на занятиях элементы игры, про­дуктивные виды деятельности, частая смена форм деятельно­сти позволяют поддерживать внимание детей на достаточно высоком уровне.

В учебно-воспитательном процес­се педагог должен тщательно работать над организацией внимания ребенка соблюдая определенные принципы.

Принцип системности коррекционных, профилактических и развивающих задач отражает взаимосвязь развития различных сторон личности ребенка и гетерохронность (неравномерность) их развития. Другими словами, каждое качество ребенка находится на различных уровнях развития в отношении разных его аспектов – на уровне благополучия, что соответствует норме развития; на уровне риска, что означает угрозу возникновения потенциальных трудностей развития; и на уровне актуальных трудностей развития, что объективно выражается в различного рода отклонениях от нормального хода развития.

Вовремя принятые превентивные меры позволяют предупредить различного рода отклонения в развитии. С другой стороны, взаимообусловленность в развитии различных сторон психики ребенка позволяет в значительной степени оптимизировать развитие за счет интенсификации сильных сторон посредством механизма компенсации.

Принцип единства диагностики и коррекции отражает целостность процесса оказания психологической помощи. Принцип реализуется в двух аспектах.

Началу осуществления коррекционной работы обязательно должен предшествовать этап комплексного диагностического обследования, позволяющий выявить характер и интенсивность трудностей развития, сделать заключение об их возможных причинах и на основании этого заключения сформулировать цели и задачи коррекционно-развивающей программы.

Реализация коррекционно-развивающей программы тре­бует от психолога постоянного контроля динамики измене­ний личности, поведения и деятельности, эмоциональных со­стояний, чувств и переживаний ребенка. Такой контроль по­зволяет внести необходимые коррективы в задачи програм­мы, методы и средства психологического воздействия на ре­бенка.

Принцип приоритетности коррекции причинного типа. Выделяют два типа коррекции в зависимости от ее направ­ленности: симптоматическую и каузальную (причинную). Принцип приоритетности коррекции каузального типа оз­начает, что приоритетной целью проведения коррекционных мероприятий должно стать устранение причин трудностей и отклонений в развитии ребенка.

Деятельностный принцип коррекции опре­деляет тактику проведения коррекционной работы через орга­низацию активной деятельности ребенка, в ходе которой со­здается необходимая основа для позитивных сдвигов в разви­тии его личности.

Принцип учета возрастно-психологических и индивиду­альных особенностей согласует требования соответствия пси­хического и личностного развития ребенка возрастной норме и признание факта уникальности и неповторимости конкрет­ной личности. Нормативность развития следует понимать как последовательность сменяющих друг друга возрастов, стадий онтогенетического развития.

Принцип активного привлечения ближайшего социально­го окружения к участию в коррекционной программе опре­деляется важнейшей ролью, которую играет ближайший круг общения в психическом развитии ребенка. Ребенок развивается в це­лостной системе социальных отношений, неразрывно и в един­стве с ними. То есть объектом развития является не изолиро­ванный ребенок, а целостная система социальных отношений.

Принцип опоры на разные уровни организации психи­ческих процессов определяет необходимость опоры на более развитые психические процессы и использование активизи­рующих методов коррекции интеллектуального и перцептив­ного развития. В детском возрасте развитие произвольных процессов недостаточно, в то же время непроизвольные про­цессы могут стать основой для формирования произвольнос­ти в ее различных формах.

Принцип возрастания сложности заключается в том, что каждое задание должно проходить ряд этапов от простого к сложному.

Согласно Л.М. Векеру, внимание (наряду с памятью и сознанием) является «сквозным» психическим процессом, одним из «интеграторов» психики. [1, С.48].    Учитывая тесную связь внимания с памятью, мышлением, мелкой моторикой в программу занятий необходимо включать не только игры, но и упражнения направленные на развитие других, базовых оснований психики.

Под влиянием различных видов деятельности внимание стар­шего дошкольника достигает достаточно высокой степени раз­вития, что обеспечивает ему возможность обучения в школе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Веккер Л.М. Психика и реальность: Единая теория психических процессов. М.: Смысл, 1998.-249с.
  2. Выготский Л. С. Развитие высших психических функций. М.: Академия, 1960.-272с.
  3. Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 т.-Т. 3. -М.: Наука, 2001.-495с.
  4. Гальперин П.Я.  К проблеме внимания. СПб.: Питер, 2003.- 327с. 
  5. Гиппенрейтер Ю.Б. А.Н. Леонтьев и современная психология. М.: МГУ, 1983.- 241с. 
  6. Добрынин Н.Ф. Возрастная психология: Курс лекций. СПб.: Питер, 2003.- 526с.
  7. Коломинский Я.Л., Панько Е.А. Учителю о психологии детей шестилетнего воз­раста. — М.: Просвещение, 1988. — 190 с.  
  8. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. М.: Смысл, 2000.-479с. 
  9. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1977.- 386с.
  10. Лурия А. Р. Лекции по общей психологии. СПб.: Питер, 2006.-326с.
  11. Любина Г. Организация деятельности детей в Монтессори — группах // Ребенок в детском саду.- 2002.- №5.- С. 34-39.
  12. Мухина В. С.  Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество: Учебник для студ. вузов. — М.: Академия, 1999. — 452с.
  13. Осипова А.А., Малашинская Л.И. Диагностика и коррекция внимания: Программа для детей 5-9 лет. — М.: ТЦ Сфера, 2004.-104с.
  14. Рубинштейн С.Л. [О сознании] // Психология сознания / Сост. и общ. Ред. Л.В. Куликова. СПб.: Питер. 2001.- 521с. 
  15. Рубинштейн С.Л.Основы общей психологии. СПб.: Питер,1999.-720с.
  16. Тамбиев А.Э. Коррекция нарушений внимания у детей дошкольного возраста//Материалы Конгресса по детской психологии. — М.:2001.- С.158-159.
  17. Хрестоматия по вниманию под редакцией А. Н. Леонтьева, А. А. Пузырея и В. Я. Романова. М.: Московский университет, 1976.-524с.

Опубликовано: 17.11.2015

границ | Развитие систем внимания и рабочей памяти в младенчестве

Развитие систем внимания и рабочей памяти в младенчестве

Какие механизмы поддерживают способность сохранять информацию в течение определенного периода времени, прежде чем действовать в соответствии с ней? Когда эта способность проявляется в человеческом развитии? Какую роль в этом процессе играет развитие внимания? Ответы на эти вопросы важны не только для углубления нашего понимания рабочей памяти, но также имеют основополагающее значение для понимания когнитивного развития на более широком уровне.Мы углубляемся в эти вопросы с точки зрения когнитивной нейробиологии развития, уделяя особое внимание влиянию развития систем внимания на память распознавания и рабочую память. В следующих разделах мы представляем выборочный обзор исследований, в которых психофизиологические и нейробиологические методы были объединены с поведенческими задачами, чтобы получить представление о влиянии внимания младенца на выполнение задач на распознавание памяти. Мы начинаем наш обзор с сосредоточения внимания на младенческом внимании и памяти распознавания, потому что комбинированные меры, используемые в этом направлении работы, обеспечивают уникальное понимание влияния устойчивого внимания на память.На сегодняшний день этот подход еще не использовался для изучения отношений между вниманием и рабочей памятью на раннем этапе развития. Во второй половине статьи мы рассматриваем исследования рабочей памяти в младенчестве, уделяя особое внимание исследованиям с использованием поведенческих и нейробиологических показателей (более исчерпывающие обзоры см. В Cowan, 1995; Nelson, 1995; Pelphrey and Reznick, 2003; Rose et al. ., 2004; Bauer, 2009; Rovee-Collier, Cuevas, 2009). Мы также сосредотачиваемся на недавних результатах исследований, которые проливают свет на нейронные системы, потенциально участвующие в внимании и рабочей памяти в младенчестве (отличные обзоры отношений внимания и рабочей памяти в детстве см. В Astle and Scerif, 2011; Amso and Scerif, 2015).Поскольку человеческий младенец неспособен производить вербальные или сложные поведенческие реакции, а также не может получать инструкции о том, как выполнять данную задачу, по необходимости многие из существующих поведенческих исследований рабочей памяти младенца были построены на продолжительности взгляда или предпочтительных задачах поиска. традиционно используется для задействования зрительного внимания и памяти распознавания младенцев. Таким образом, трудно провести четкие границы при определении относительного вклада этих когнитивных процессов в выполнение этих задач в младенчестве (но см. Perone and Spencer, 2013a, b).В заключение мы рассмотрим возможные отношения между вниманием и рабочей памятью и предположим, что развитие систем внимания играет ключевую роль в определении времени значительного улучшения рабочей памяти, наблюдаемого во второй половине первого постнатального года.

Воспоминание о зрительном внимании и распознавании младенцев

Многое из того, что мы знаем о раннем развитии зрительного внимания, получено в результате обширного исследования памяти распознавания в младенчестве. Поскольку определяющей чертой распознающей памяти является дифференциальная реакция на новые стимулы по сравнению с знакомыми (или ранее просмотренными) стимулами (Rose et al., 2004), большинство поведенческих исследований в этой области использовали задачу визуального парного сравнения (VPC). Это задание предполагает одновременное предъявление двух зрительных стимулов. Измеряется продолжительность взгляда на каждый стимул во время парного сравнения. В рамках компараторной модели Соколова (1963) более длительный поиск нового стимула по сравнению со знакомым стимулом (т. Е. Предпочтение новизны) свидетельствует о распознавании полностью закодированного знакомого стимула. Напротив, предпочтения по знакомству свидетельствуют о неполной обработке и продолжении кодирования знакомого стимула.Основное предположение состоит в том, что младенцы будут продолжать смотреть на стимул до тех пор, пока он не будет полностью закодирован, после чего внимание будет переключено на новую информацию в окружающей среде.

Таким образом, продолжительность взгляда младенца является широко используемым и очень информативным поведенческим показателем внимания младенца, который также дает представление о памяти в раннем развитии. Результаты этих исследований показывают, что младенцам старшего возраста требуется меньше времени для ознакомления, чтобы продемонстрировать предпочтения новизны, чем младенцам; а внутри возрастных групп увеличение степени знакомства приводит к сдвигу от предпочтений знакомства к предпочтениям новизны (Rose et al., 1982; Хантер и Эймс, 1988; Freeseman et al., 1993). Младенцы старшего возраста также демонстрируют признаки узнавания с более длительными задержками между ознакомлением и тестированием. Например, Даймонд (1990) обнаружил, что 4-месячные дети демонстрируют узнавание с задержкой до 10 секунд между ознакомлением и тестированием, 6-месячные дети демонстрируют узнавание с задержкой до 1 минуты, а 9-месячные дети демонстрируют узнавание с задержкой до 1 минуты. задержки до 10 мин. Эти результаты показывают, что с возрастом младенцы могут более эффективно обрабатывать зрительные стимулы и впоследствии распознавать эти стимулы после более длительных задержек.К несчастью для исследователей младенчества, продолжительность взгляда и внимание не изоморфны. Например, младенцы нередко продолжают смотреть на стимул, когда они больше не обращают внимания; таким образом, только поисковые меры не обеспечивают особенно точного измерения внимания младенца. Этот феномен наиболее распространен в раннем младенчестве и получил название «захват внимания», «обязательное внимание» и «липкая фиксация» (Hood, 1995; Ruff and Rothbart, 1996).

Ричардс и его коллеги (Richards, 1985, 1997; Richards, Casey, 1992; Courage et al., 2006; для обзора, Reynolds and Richards, 2008) использовали электрокардиограмму для выявления изменений частоты сердечных сокращений, которые совпадают с различными фазами внимания младенца. В течение одного взгляда младенцы будут циклически проходить через четыре фазы внимания — ориентацию на стимулы, устойчивое внимание, прекращение предварительного внимания и прекращение внимания. Наиболее важными из этих фаз являются устойчивое внимание и прекращение внимания. Устойчивое внимание проявляется как значительное и устойчивое снижение частоты сердечных сокращений по сравнению с уровнями до стимула, которое происходит, когда младенцы активно находятся в состоянии внимания.Прекращение внимания следует за устойчивым вниманием и проявляется как возвращение частоты сердечных сокращений к уровням до стимула. Хотя младенец все еще смотрит на стимул во время прекращения внимания, он / она больше не находится в состоянии внимания. Младенцам требуется значительно меньше времени для обработки зрительного стимула, если частота сердечных сокращений измеряется в режиме онлайн, а первоначальное воздействие происходит при постоянном внимании (Richards, 1997; Frick and Richards, 2001). В отличие от этого, младенцы, получившие первоначальное воздействие стимула во время прекращения внимания, не демонстрируют доказательств распознавания стимула при последующем тестировании (Richards, 1997).

Система общего возбуждения / внимания

Ричардс (2008, 2010) предположил, что устойчивое внимание является компонентом общей системы возбуждения, связанной с вниманием. Области мозга, вовлеченные в эту общую систему возбуждения / внимания, включают ретикулярную активирующую систему и другие области ствола мозга, таламус и кардио-тормозные центры во фронтальной коре (Reynolds et al., 2013). Холинергические входы в корковые области, берущие начало в базальной части переднего мозга, также участвуют в этой системе (Sarter et al., 2001). Активация этой системы вызывает каскадное воздействие на общее состояние организма, что способствует достижению оптимального диапазона возбуждения для внимания и обучения. Эти эффекты включают: снижение частоты сердечных сокращений (т. Е. Устойчивое внимание), затишье моторики и высвобождение ацетилхолина (ACh) через кортикопетальные проекции. Рафф и Ротбарт (1996) и Рафф и Капоццоли (2003) описание «сфокусированного внимания» у детей, вовлеченных в игрушечную игру, как характеризующееся двигательным спокойствием, снижением отвлекаемости и интенсивной концентрацией в сочетании с манипуляциями / исследованием, будет считаться поведенческим проявлением это общая система возбуждения / внимания.

Общая система возбуждения / внимания функционирует в раннем младенчестве, но демонстрирует значительное развитие в младенчестве и раннем детстве с увеличенной величиной ответа ЧСС, увеличенными периодами устойчивого внимания и снижением отвлекаемости, происходящим с возрастом (Richards and Cronise, 2000; Richards и Тернер, 2001; Рейнольдс и Ричардс, 2008). Эти изменения в развитии, скорее всего, напрямую влияют на производительность при выполнении задач с рабочей памятью. Общая система возбуждения / внимания неспецифична в том смысле, что она функционирует, чтобы модулировать возбуждение, независимо от конкретной задачи или функции организма.Воздействие системы на возбуждение и внимание также является общим и не меняется качественно в зависимости от когнитивной задачи, поэтому ожидается, что устойчивое внимание будет влиять на память распознавания и рабочую память аналогичным образом. Эта неспецифическая система внимания напрямую влияет на работу трех конкретных систем визуального внимания, которые также значительно развиваются в младенчестве. Этими специфическими системами внимания являются: рефлексивная система, задняя система ориентации и передняя система внимания (Schiller, 1985; Posner and Peterson, 1990; Johnson et al., 1991; Коломбо, 2001).

Развитие систем внимания в мозге

Считается, что при рождении визуальная фиксация новорожденного в первую очередь непроизвольна, обусловлена ​​экзогенно и находится исключительно под контролем рефлексивной системы (Schiller, 1985). Эта рефлексивная система включает верхний бугорок, латеральное коленчатое ядро ​​таламуса и первичную зрительную кору. Многие фиксации новорожденных рефлекторно управляются прямыми путями от сетчатки к верхнему бугорку (Johnson et al., 1991). Взгляд младенца привлекают основные, но заметные особенности стимула, обрабатываемые через магноцеллюлярный путь, которые обычно можно различить в периферическом поле зрения, такие как высококонтрастные границы, движение и размер.

Взгляд и визуальная фиксация остаются в основном рефлексивными в течение первых 2 месяцев до конца периода новорожденности, когда задняя ориентирующая система достигает функционального начала. Система заднего ориентирования участвует в произвольном контроле движений глаз и значительно развивается в возрасте от 3 до 6 месяцев.Области мозга, участвующие в системе заднего ориентирования, включают: задние теменные области, пульвинары и лобные глазные поля (Posner and Peterson, 1990; Johnson et al., 1991). Считается, что задние теменные области участвуют в расцеплении фиксации, а лобные поля глаза являются ключевыми для инициирования произвольных саккад. В поддержку мнения о том, что способность к произвольному отключению и смене фиксации демонстрирует значительное развитие в этом возрастном диапазоне, на рисунке 1 показаны результаты исследования продолжительности взгляда, проведенного Courage et al.(2006), в которых продолжительность взгляда младенца значительно снизилась к широкому диапазону стимулов в возрасте от 3 до 6 месяцев (т. Е. В возрасте от 14 до 26 недель).

Рис. 1. Средняя продолжительность пика взглядов лиц, геометрических узоров и «Улицы Сезам» в зависимости от возраста (рисунок адаптирован из Courage et al., 2006). Стрелки указывают точный возраст теста.

Примерно в возрасте 6 месяцев передняя система внимания достигает функционального начала, и младенцы начинают затяжной процесс развития тормозящего контроля и контроля внимания более высокого порядка (т.е., исполнительное внимание). Младенцы не только лучше контролируют свои зрительные фиксации, но и могут подавлять внимание к отвлекающим факторам и сохранять внимание в течение более длительных периодов времени, когда это необходимо. Как видно на рисунке 1, Courage et al. (2006) обнаружили, что в возрасте от 6 до 12 месяцев (т. Е. От 20 до 52 недель) младенцы по-прежнему коротко смотрят на основные геометрические узоры, но начинают проявлять более долгий взгляд на более сложные и привлекательные стимулы, такие как Улица Сезам или человек лица.Это указывает на появление некоторого рудиментарного уровня контроля внимания примерно в 6-месячном возрасте. Учитывая, что некоторые модели подчеркивают некоторые аспекты контроля внимания как основного компонента рабочей памяти (например, Baddeley, 1996; Kane and Engle, 2002; Klingberg et al., 2002; Cowan and Morey, 2006; Astle and Scerif, 2011; Amso) и Scerif, 2015), само собой разумеется, что появление контроля внимания в возрасте около 6 месяцев внесло бы значительный вклад в развитие рабочей памяти.

Теоретические модели систем внимания, обсужденных выше, в значительной степени основаны на результатах сравнительных исследований с обезьянами, исследованиях нейровизуализации взрослых или симптоматике клинических пациентов с поражениями определенных областей мозга. К сожалению, когнитивные нейробиологи, занимающиеся вопросами развития, очень ограничены в неинвазивных инструментах нейровизуализации, доступных для использования в фундаментальной науке с младенцами. Тем не менее, мы провели множество исследований с использованием потенциалов, связанных с событиями (ERP), а также показателей внимания и поведенческих показателей памяти распознавания (Reynolds and Richards, 2005; Reynolds et al., 2010). Результаты этих исследований дают представление о потенциальных областях мозга, участвующих в памяти внимания и распознавания в младенчестве.

Компонент ERP, который наиболее четко связан с зрительным вниманием младенца, — это центральный негативный компонент (Nc). Nc — это высокоамплитудный компонент с отрицательной поляризацией, который возникает через 400-800 мс после начала стимула во фронтальных и срединных отведениях (см. Рисунок 2). Было обнаружено, что Nc имеет большую амплитуду для: необычных стимулов по сравнению со стандартными стимулами (Courchesne et al., 1981), роман по сравнению со знакомыми стимулами (Reynolds and Richards, 2005), лицо матери по сравнению с лицом незнакомца (de Haan and Nelson, 1997) и любимая игрушка по сравнению с новой игрушкой (de Haan and Nelson, 1999) . Эти данные показывают, что независимо от новизны или знакомства, Nc больше по амплитуде по сравнению со стимулом, который больше всего привлекает внимание младенца (Reynolds et al., 2010). Кроме того, Nc больше по амплитуде, когда младенцы занимаются устойчивым вниманием (измеряется по частоте сердечных сокращений), чем когда младенцы достигли прекращения внимания (Richards, 2003; Reynolds et al., 2010; Guy et al., В печати). Nc также широко используется в исследованиях ERP, использующих зрительные стимулы с младенцами. Взятые вместе, эти результаты показывают, что Nc отражает степень привлечения внимания.

Рис. 2. Волны связанного с событием потенциала (ERP) и положения электродов для компонентов ERP Nc и поздних медленных волн (LSW). Справа показаны кривые ERP. Изменение амплитуды ERP от исходных значений представлено на оси Y , а время после появления стимула представлено на оси X .Расположение электродов для каждой формы волны показано слева в прямоугольниках на схеме 128-канальной сенсорной сети EGI (рисунок адаптирован из Reynolds et al., 2011).

Для определения корковых источников Nc-компонента. Рейнольдс и Ричардс (2005) и Рейнольдс и др. (2010) провели анализ коркового источника на записанной в коже черепа ERP. Анализ коркового источника включает в себя вычисление прямого решения для набора диполей и сравнение смоделированных топографических графиков, полученных с помощью прямого решения, с топографическими графиками, полученными из наблюдаемых данных.Прямое решение повторяется до тех пор, пока не будет найдено наиболее подходящее решение. Затем результаты анализа кортикального источника могут быть отображены на структурных МРТ. На рисунке 3 показаны результаты нашего исходного анализа компонента Nc, измеренного во время кратких презентаций стимула ERP, а также во время выполнения задачи VPC. Как видно на рисунке 3, корковые источники Nc были локализованы в областях префронтальной коры (ПФК) для всех возрастных групп, включая 4,5-месячных. Области, которые были обычными дипольными источниками, включали нижний и верхний PFC и переднюю поясную извилину.Распределение диполей также стало более локализованным с возрастом. Эти данные подтверждают предположение, что PFC связаны с вниманием младенца, и указывают на то, что области мозга, участвующие как в распознавании, так и в задачах рабочей памяти, перекрываются. Нейровизуальные исследования детей старшего возраста и взрослых показывают, что в рабочую память вовлечен нервный контур, включающий теменные области и ПФК (например, Goldman-Rakic, 1995; Fuster, 1997; Kane and Engle, 2002; Klingberg et al., 2002; Crone et al., 2006).

Рис. 3. Общие эквивалентные диполи тока, активируемые в задачах распознавания памяти. Возрастные группы разделены на отдельные столбцы. Наилучшие общие области между задачами ERP и визуального парного сравнения (VPC) показаны с помощью цветовой шкалы. Большинство наиболее подходящих областей было расположено в нижних префронтальных областях (рисунок адаптирован из Reynolds et al., 2010).

Компонент ERP поздней медленной волны (LSW) связан с памятью распознавания в младенчестве.LSW показывает уменьшение амплитуды при повторном предъявлении одного стимула (де Хаан и Нельсон, 1997, 1999; Рейнольдс и Ричардс, 2005; Снайдер, 2010; Рейнольдс и др., 2011). Как показано на двух нижних волновых формах ERP на рисунке 2, LSW возникает примерно через 1-2 секунды после появления стимула на лобных, височных и теменных электродах. Изучая LSW, Guy et al. (2013) обнаружили, что индивидуальные различия в зрительном внимании младенцев связаны с использованием различных стратегий обработки при кодировании нового стимула.Младенцы, которые склонны демонстрировать краткие, но широко распространенные фиксации (называемые недальновидящими; например, Colombo and Mitchell, 1990) во время воздействия нового стимула, впоследствии демонстрировали доказательства различения иерархических паттернов, основанных на изменениях в общей конфигурации отдельных элементов (или местные особенности). Напротив, младенцы, которые имеют тенденцию демонстрировать более длительные и более узко распределенные зрительные фиксации (называемые длинными смотрящими), демонстрировали признаки различения моделей, основанных на изменениях в местных особенностях, но не на изменениях в общей конфигурации местных особенностей.Кроме того, исследования с использованием измерения частоты сердечных сокращений во время выполнения задачи ERP для распознавания памяти предоставили информативные результаты относительно отношений между вниманием и памятью. Младенцы с большей вероятностью продемонстрируют различную реакцию на знакомые и новые стимулы в LSW, когда частота сердечных сокращений указывает на то, что они заняты устойчивым вниманием (Richards, 2003; Reynolds and Richards, 2005).

На сегодняшний день ни в одном исследовании не использовался анализ коркового источника для изучения кортикальных источников LSW.Компоненты ERP с задержкой и длительным сроком действия могут быть более проблематичными для анализа коркового источника из-за большей вариабельности времени задержки компонента среди участников и испытаний, а также вероятного вклада нескольких кортикальных источников в компонент ERP, наблюдаемый в коже черепа. -записанная ЭЭГ. Однако исследования с участием нечеловеческих приматов и нейровизуализационные исследования с участием детей старшего возраста и взрослых указывают на роль медиального контура височной доли в процессах распознавания памяти.Области коры, вовлеченные в этот контур, включают гиппокамп и парагиппокампальную кору; энторинальная и периринальная кора; и визуальная область TE (Bachevalier et al., 1993; Begleiter et al., 1993; Fahy et al., 1993; Li et al., 1993; Zhu et al., 1995; Desimone, 1996; Wiggs and Martin, 1998). ; Xiang, Brown, 1998; Wan et al., 1999; Brown, Aggleton, 2001; Eichenbaum et al., 2007; Zeamer et al., 2010; Reynolds, 2015). Независимо от потенциальных областей, задействованных в памяти распознавания в младенчестве, внимание, несомненно, является неотъемлемым компонентом успешного выполнения задач по распознаванию памяти.На выполнение задач распознавания памяти влияет развитие каждой из описанных выше систем внимания, и само собой разумеется, что эти системы внимания будут влиять на производительность задач с рабочей памятью аналогичным образом. Кроме того, рабочая память и память распознавания тесно связаны, и некоторые из задач, используемых для измерения содержания элементов в рабочей памяти (например, кратковременная зрительная память, VSTM) в младенчестве, являются слегка измененными задачами памяти распознавания. Таким образом, различие между рабочей памятью и памятью распознавания может быть особенно сложно провести в младенчестве.

Развитие рабочей памяти в младенчестве

Подобно работе с вниманием и памятью распознавания, исследования раннего развития рабочей памяти были сосредоточены на использовании поведенческих критериев (поиск и выполнение задач) с младенческими участниками. Нейробиологические модели раннего развития рабочей памяти также во многом основывались на результатах сравнительных исследований, клинических случаев и нейровизуализации у детей старшего возраста и взрослых. Однако существует богатая и растущая традиция моделей когнитивной нейробиологии и исследований развития рабочей памяти.В следующих разделах мы уделяем особое внимание исследованиям когнитивной нейробиологии развития рабочей памяти в младенчестве (более исчерпывающие обзоры развития памяти см. В Cowan, 1995; Nelson, 1995; Pelphrey and Reznick, 2003; Courage and Howe, 2004; Rose et al., 2004; Bauer, 2009; Rovee-Collier, Cuevas, 2009).

Большая часть исследований рабочей памяти в младенчестве сосредоточена на задачах, подобных задаче Пиаже А-не-В, и, как правило, все задачи включают в себя некоторую отложенную реакцию (DR), при этом правильная реакция требует определенного уровня контроля внимания.Задачи A-not-B и другие задачи аварийного восстановления обычно включают представление двух или более скважин. Пока участник наблюдает, привлекательный объект помещается в одну из лунок, и затем объект закрывается от обзора участника. После небольшой задержки участнику разрешается достать объект из одной из скважин. В задаче A-not-B после нескольких успешных попыток извлечения местоположение скрытого объекта меняется на противоположное (опять же, пока участник наблюдает). Классическая ошибка A-not-B возникает, когда участник продолжает тянуться к объекту в исходном месте укрытия после наблюдения за изменением места укрытия.

Даймонд (1985, 1990) приписывает персеверативное достижение задачи A-not-B отсутствию тормозящего контроля у более молодых участников и приписывает более высокие показатели успеха у младенцев старшего возраста (8–9 месяцев) дальнейшему созреванию дорсолатеральной префронтальной коры ( DLPFC). Было отмечено (Diamond, 1990; Hofstadter and Reznick, 1996; Stedron et al., 2005), что участники иногда смотрят в правильное место после разворота, но продолжают достигать неправильного (ранее вознагражденного) места.Хофштадтер и Резник (1996) обнаружили, что, когда взгляд и досягаемость различаются по направлению, младенцы с большей вероятностью направят свой взгляд в нужное место. Таким образом, на низкую производительность в задаче достижения A-не-B может влиять незрелый тормозящий контроль за поведением достижения, в отличие от дефицита рабочей памяти. В качестве альтернативы Smith et al. (1999) провели систематическую серию экспериментов с использованием задачи A-not-B и обнаружили, что несколько факторов, помимо торможения, способствуют персеверативному достижению; включая позу младенца, направление взгляда, предшествующую деятельность и долгосрочный опыт выполнения аналогичных задач.Однако, используя глазодвигательную версию задачи DR, Гилмор и Джонсон (1995) обнаружили, что младенцы в возрасте 6 месяцев могут демонстрировать успешные результаты. Аналогичным образом, используя беглую версию задачи аварийного восстановления, Reznick et al. (2004) обнаружили доказательства перехода в развитии в возрасте около 6 месяцев, связанного с улучшением производительности рабочей памяти.

В нескольких исследованиях, использующих поисковые версии задачи DR, было обнаружено, что значительное развитие происходит в возрасте от 5 до 12 месяцев.С возрастом младенцы демонстрируют более высокие показатели правильных ответов, и младенцы могут терпеть более длительные задержки и все же демонстрировать успешные ответы (Hofstadter and Reznick, 1996; Pelphrey et al., 2004; Cuevas and Bell, 2010). Белл и его коллеги (например, Белл и Адамс, 1999; Белл, 2001, 2002, 2012; Белл и Вулф, 2007; Куэвас и Белл, 2011) интегрировали измерения ЭЭГ в поиск версий задачи A-not-B в систематическом направление работ по развитию рабочей памяти. Белл и Фокс (Bell and Fox, 1994) обнаружили, что изменение исходной мощности фронтальной ЭЭГ в процессе развития было связано с улучшением производительности при выполнении задания A-not-B.Изменения мощности от исходного уровня к задаче в диапазоне частот ЭЭГ 6–9 Гц также коррелируют с успешным выполнением задач у 8-месячных младенцев (Bell, 2002). Кроме того, более высокие уровни лобно-теменной и лобно-затылочной когерентности ЭЭГ, а также снижение частоты сердечных сокращений от исходного уровня к задаче — все это связано с лучшей производительностью при выполнении выглядящей версии задачи A-not-B (Bell, 2012).

Взятые вместе, эти результаты подтверждают роль лобно-теменной сети в задачах рабочей памяти в младенчестве, что согласуется с результатами нейровизуализационных исследований с участием детей старшего возраста и взрослых, показывающих рекрутирование DLPFC, вентролатеральной префронтальной коры (VLPFC), внутри теменной коры. и задней теменной коры (Sweeney et al., 1996; Fuster, 1997; Кортни и др., 1997; Д’Эспозито и др., 1999; Клингберг и др., 2002; Крон и др., 2006; Scherf et al., 2006). Например, Crone et al. (2006) использовали фМРТ во время задания рабочей памяти объекта с детьми и взрослыми и обнаружили, что VLPFC участвует в процессах обслуживания детей и взрослых, а DLPFC участвует в манипулировании элементами рабочей памяти для взрослых и детей старше 12 лет. Группа тестируемых детей (8–12 лет) не набирала DLPFC во время манипуляций с предметами и не выполняла задачу так же хорошо, как подростки и взрослые.

Задача обнаружения изменений используется для проверки пределов емкости для количества элементов, которые индивидуум может поддерживать в VSTM, а аналогичная задача предпочтения изменений используется для измерения пределов емкости с младшими участниками. Подобно задаче VPC, задача изменения предпочтений извлекает выгоду из склонности младенцев отдавать предпочтение новым или знакомым стимулам. Два набора стимулов кратко и многократно предъявляются слева и справа от средней линии, при этом элементы в одном наборе стимулов меняются в каждой презентации, а элементы в другом наборе остаются неизменными.Младенец смотрит влево и вправо, набор стимулов измеряется, и более пристальный взгляд на сторону изменяющегося набора используется в качестве показателя рабочей памяти. Размер набора регулируется для определения пределов вместимости для участников разного возраста. Росс-Шихи и др. (2003) обнаружили увеличение емкости с 1 до 3 предметов в возрасте 6,5–12,5 месяцев. Авторы предположили, что увеличение пределов способности выполнять эту задачу в этом возрастном диапазоне отчасти вызвано развитием способности привязывать цвет к местоположению.В последующем исследовании авторы (Ross-Sheehy et al., 2011) обнаружили, что предоставление младенцам сигнала внимания способствует запоминанию элементов в наборе стимулов. Десятимесячные дети продемонстрировали повышенную производительность при использовании пространственной подсказки, а пятимесячные дети продемонстрировали повышенную производительность при наличии подсказки движения. Эти результаты демонстрируют, что пространственная ориентация и избирательное внимание влияют на производительность младенца при выполнении задачи VSTM, и подтверждают возможность того, что дальнейшее развитие системы задней ориентации влияет на процессы поддержания, задействованные в рабочей памяти в младенчестве.

Спенсер и его коллеги (например, Spencer et al., 2007; Simmering and Spencer, 2008; Simmering et al., 2008; Perone et al., 2011; Simmering, 2012) использовали модели динамического нейронного поля (DNF) для объяснения развития изменения в задаче изменения предпочтений. Используя модель DNF, Perone et al. (2011) провели имитационные тесты гипотезы пространственной точности (SPH), предсказав, что увеличенные пределы емкости рабочей памяти, которые, как было установлено, развиваются в младенчестве, основаны на усилении возбуждающих и тормозных проекций между полем рабочей памяти, полем восприятия и тормозящим слой.Согласно модели DNF, поле восприятия состоит из популяции нейронов с рецептивными полями для определенных размеров характеристик (например, цвета, формы), и активация в слое рабочей памяти приводит к ингибированию аналогичным образом настроенных нейронов в поле восприятия. Результаты их экспериментов по моделированию были очень похожи на прошлые поведенческие открытия и поддержали SPH в объяснении увеличения пределов дееспособности, которое, как было обнаружено, происходило с увеличением возраста в младенчестве.

Результаты исследований с использованием задачи изменения предпочтений дают представление об ограничениях емкости VSTM в младенчестве. Однако эта задача просто требует идентификации новых элементов или объектов на основе поддержания представления в памяти в течение очень коротких задержек (т.е. менее 500 мс). Учитывая, что задержки между ознакомлением и тестированием в задачах распознавания памяти младенцев, как правило, очень короткие, а длительность задержки часто не указывается, особенно сложно определить, основана ли производительность памяти распознавания на краткосрочной или долгосрочной памяти. объем памяти.Напомним, что 4-месячные дети распознают только с задержкой до 10 секунд (Diamond, 1990). Таким образом, также трудно определить, влияет ли производительность задачи изменения предпочтения на поддержание элементов в рабочей памяти или просто измеряет память распознавания. В качестве альтернативы можно утверждать, что производительность задач распознавания памяти с короткими задержками может определяться рабочей памятью. Интересно, что Пероне и Спенсер (2013a, b) снова использовали модель DNF для имитации способности младенца выполнять задачи на распознавание памяти.Результаты моделирования показали, что повышение эффективности возбуждающих и тормозных взаимодействий между полем восприятия и полем рабочей памяти в их модели привело к предпочтениям новизны в испытаниях VPC с меньшим воздействием знакомого стимула. Эти смоделированные результаты аналогичны тенденциям развития, обнаруженным с увеличением возраста в младенчестве в эмпирических исследованиях с использованием задачи VPC (например, Rose et al., 1982; Hunter and Ames, 1988; Freeseman et al., 1993).Авторы пришли к выводу, что развитие рабочей памяти является значительным фактором увеличения вероятности того, что младенцы старшего возраста продемонстрируют предпочтения новизны при выполнении задач на распознавание памяти по сравнению с младенцами младшего возраста.

Чтобы исследовать рабочую память в младенчестве, Калди и Лесли (2003, 2005) провели серию экспериментов с младенцами, которые включали как идентификацию, так и индивидуализацию для успешной работы. Индивидуализация включает идентификацию предмета или объекта в сочетании с вводом идентифицированной информации в существующие представления в памяти.Младенцы были ознакомлены с двумя предметами разной формы, которые неоднократно предъявлялись в середине сцены. Боковое положение объектов менялось в разных презентациях, чтобы младенцы должны были объединить форму объекта с местоположением на пробной основе. Во время фазы тестирования объекты были представлены в центре сцены как для ознакомления, а затем помещены за окклюдерами на той же стороне сцены. После задержки окклюдеры были удалены. При испытаниях по замене удаление окклюдеров показало, что объекты различной формы поменялись местами.В контрольных испытаниях без изменений объекты оставались в том же месте после удаления окклюдеров. Более длительные испытания изменений указывали на индивидуализацию объекта на основе определения изменения формы объекта от того места, в котором он находился до окклюзии. Результаты показали, что в то время как 9-месячные дети могли идентифицировать изменения в расположении объекта для обоих объектов (Káldy and Leslie, 2003), 6-месячные дети могли привязать объект к местоположению только для последнего объекта, который был перемещен за окклюдером в фаза тестирования (Káldy and Leslie, 2005).Авторы пришли к выводу, что поддержание памяти у младенцев более восприимчиво к отвлечению внимания. Калди и Лесли (2005) также предположили, что значительные улучшения в выполнении этой задачи в возрасте от 6 до 9 месяцев связаны с дальнейшим развитием структур медиальной височной доли (например, энторинальной коры, парагиппокампа), которая позволяет младенцам старшего возраста продолжать удерживать предметы. в рабочей памяти при наличии отвлекающих факторов.

Таким образом, Káldy и Leslie (2003, 2005) и Káldy and Sigala (2004) предложили альтернативную модель развития рабочей памяти, которая подчеркивает важность структур медиальной височной доли больше, чем PFC.Они утверждают, что большинство моделей рабочей памяти, подчеркивающих важность DLPFC для рабочей памяти, смешивают подавление отклика, требуемое в типичных задачах с рабочей памятью (например, задача A-not-B), с настоящими процессами рабочей памяти. Для дальнейшего устранения этого ограничения Калди и его коллеги (Káldy et al., 2015) разработали задачу поиска отложенного совпадения, которая включает привязку местоположения к объекту, но требует меньшего ингибирования ответа, чем классическая версия задачи A-not-B. Младенцам показывают две карточки, на каждой из которых изображены различные предметы или узоры.Карты переворачиваются, а затем кладется третья карта лицом вверх, которая соответствует одной из закрытых карт. Младенцы награждаются привлекательным стимулом для взглядов на расположение совпадающей закрытой карты. Авторы протестировали 8- и 10-месячных детей на этом задании и обнаружили, что 10-месячные дети показали результаты значительно выше случайных уровней. Восьмимесячные дети показали хорошие результаты, но показали улучшения в ходе испытаний. Таким образом, как и в предыдущей работе, обнаружено, что во второй половине первого послеродового года наблюдается значительный прирост производительности оперативной памяти при выполнении задачи поиска отложенного совпадения.

Что касается точки зрения Káldy and Sigala (2004) о том, что слишком много внимания уделяется важности PFC для детской рабочей памяти, результаты моделирования DNF, проведенного Perone et al. (2011) также подтверждают возможность того, что области, участвующие в визуальной обработке и распознавании объектов, могут учитывать успешную производительность рабочей памяти в задаче изменения предпочтений, не требуя значительного вклада PFC в управление вниманием. Тем не менее, в недавних исследовательских исследованиях с использованием функциональной ближней инфракрасной спектроскопии (fNIRS) для измерения СМЫСЛЕННОЙ реакции младенцев-участников во время задачи на постоянство объекта.Baird et al. (2002) наблюдали активацию лобных областей у младенцев во время выполнения задания. Однако рецепторы применялись только к лобным участкам, что ограничивает вывод о том, что повышенная лобная активность во время этой задачи была уникальной или имела особое функциональное значение по сравнению с другими областями мозга. Однако Buss et al. (2014) использовали fNIRS для визуализации активности коры головного мозга, связанной с объемом зрительной рабочей памяти, у 3- и 4-летних детей. В этом исследовании рецепторы применялись на лобных и теменных участках.Фронтальный и теменный каналы в левом полушарии показали повышенную активацию при увеличении нагрузки на рабочую память с 1 до 3 пунктов. Результаты подтвердили возможность того, что маленькие дети используют лобно-теменную схему рабочей памяти, как у взрослых. Оба этих вывода из исследований fNIRS предоставляют предварительное подтверждение роли PFC в рабочей памяти на раннем этапе развития.

Luciana и Nelson (1998) подчеркивают критическую роль, которую PFC играет в интеграции сенсомоторных следов в рабочую память, чтобы управлять будущим поведением.По словам Лучианы и Нельсона, задача A-not-B может фактически переоценить функциональную зрелость PFC у младенцев, поскольку она не требует точной интеграции сенсомоторных следов в рабочей памяти. Они предлагают считать интеграцию сенсомоторных следов ключевым процессом в определениях рабочей памяти. Большинство определений рабочей памяти включают компоненты исполнительного управления, а постоянная активность в DLPFC была связана с функциями управления, задействованными в манипулировании информацией с целью целенаправленного действия (например,г., Кертис и Д’Эспозито, 2003 г .; Crone et al., 2006). Таким образом, точный вклад PFC в функции рабочей памяти на раннем этапе развития остается неясным. Из сохранившейся литературы ясно, что младенцы старше 5-6 месяцев способны демонстрировать основные, но незрелые аспекты рабочей памяти, и значительное улучшение этих основных функций происходит с 5-6 месяцев (например, Diamond, 1990; Gilmore и Джонсон, 1995; Хофштадтер и Резник, 1996; Калди и Лесли, 2003, 2005; Калди и Сигала, 2004; Пелфри и др., 2004; Резник и др., 2004; Куэвас и Белл, 2010).

Развитие систем внимания и оперативной памяти

Подобно памяти распознавания, улучшения в производительности рабочей памяти, которые происходят после 5-6 месяцев возраста, вероятно, зависят от дальнейшего развития систем внимания, обсуждавшихся ранее. Большинство обсуждавшихся выше исследований рабочей памяти изучали визуально-пространственную рабочую память. Выполнение всех этих задач рабочей памяти включает произвольные движения глаз и контролируемое сканирование стимулов, задействованных в задаче.Таким образом, функциональная зрелость системы заднего ориентирования будет ключом к успешному выполнению этих задач. Эта система демонстрирует значительное развитие в возрасте от 3 до 6 месяцев (Johnson et al., 1991; Colombo, 2001; Courage et al., 2006; Reynolds et al., 2013). Это время совпадает с периодом времени, когда младенцы начинают демонстрировать сверхслучайную производительность при выполнении задач с рабочей памятью. Например, Gilmore и Johnson (1995) сообщили об успешном выполнении задачи глазодвигательной DR у 6-месячных младенцев, а Reznick et al.(2004) описывают 6-месячный возраст как переходный период для выполнения быстрой версии задачи аварийного восстановления.

Успешное выполнение задач на рабочую память требует большего, чем просто произвольный контроль движений глаз. Задачи на рабочую память также включают контроль внимания и торможение. Обе эти когнитивные функции связаны с передней системой внимания (Posner and Peterson, 1990), которая демонстрирует значительное и длительное развитие через 6 месяцев. Несколько исследований показали значительное улучшение в выполнении задач DR и изменения предпочтений в возрасте от 5 до 12 месяцев (Hofstadter and Reznick, 1996; Ross-Sheehy et al., 2003; Пелфри и др., 2004; Cuevas and Bell, 2010), возрастной диапазон, совпадающий с функциональным началом передней системы внимания. Учитывая, что некоторые модели подчеркивают роль префронтальной коры и контроля внимания как критическую для рабочей памяти (например, Baddeley, 1996; Kane and Engle, 2002; Klingberg et al., 2002), дальнейшее развитие передней системы внимания будет иметь решающее значение для развитие рабочей памяти (для дальнейшего обсуждения отношений внимания и памяти в детстве и зрелости см. Awh and Jonides, 2001; Awh et al., 2006; Астл и Шериф, 2011 г .; Амсо и Шериф, 2015).

Общая система возбуждения / внимания демонстрирует значительные изменения в развитии в младенчестве и раннем детстве, характеризующиеся увеличением как величины, так и продолжительности периодов устойчивого внимания (Richards and Cronise, 2000; Richards and Turner, 2001; Reynolds and Richards, 2008). Младенцы с большей вероятностью продемонстрируют признаки распознающей памяти, если первоначальное воздействие тестового стимула происходит во время устойчивого внимания или если ребенок вовлечен в устойчивое внимание во время теста распознавания (например,г., Ричардс, 1997; Фрик и Ричардс, 2001; Рейнольдс и Ричардс, 2005; Reynolds et al., 2010). Само собой разумеется, что такое развитие постоянного внимания также будет способствовать повышению производительности при выполнении задач с рабочей памятью. Это рассуждение подтверждается Беллом (2012), который обнаружил, что младенцы, у которых наблюдается снижение частоты сердечных сокращений от исходного уровня к задаче, также демонстрируют повышенную производительность в задаче А, а не В. Исследования, в которых используются фазы сердечного ритма (Richards and Casey, 1992) во время выполнения задач на рабочую память младенцев, позволят лучше понять влияние постоянного внимания на производительность рабочей памяти.

Отношения между возбуждением и вниманием сложны и меняются в процессе развития. Значительное и устойчивое снижение частоты сердечных сокращений, связанное с вниманием, скорее всего, ограничивается младенчеством и ранним детством; однако индивидуальные различия в вариабельности сердечного ритма связаны с вниманием и когнитивными способностями на протяжении всего развития (Porges, 1992; Suess et al., 1994; Reynolds and Richards, 2008). Относительно небольшое количество работ было посвящено изучению влияния аспектов возбуждения внимания на рабочую память в более позднем развитии.Исключением может быть работа Тайера и его коллег (Hansen et al., 2003; Thayer et al., 2009), изучающая взаимосвязь между ВСР и рабочей памятью у взрослых. Их результаты показывают, что индивидуальные различия в исходной ВСР связаны с производительностью при выполнении задач с рабочей памятью. Люди с высоким исходным уровнем ВСР лучше справляются с задачами рабочей памяти, чем люди с низким исходным уровнем ВСР, и это преимущество характерно для задач, требующих управляющих функций (Thayer et al., 2009). Таким образом, внимание и возбуждение, по-видимому, влияют на рабочую память на протяжении всего развития; однако динамика этих отношений сложна и, как ожидается, с возрастом значительно изменится.

Развитие внимания и развитие рабочей памяти тесно связаны. Значительные улучшения в задачах рабочей памяти совпадают по времени развития с ключевыми периодами развития устойчивого внимания, задней и задней систем ориентации. Также существует значительное совпадение нейронных систем, участвующих в внимании и рабочей памяти. Корковые источники компонента Nc ERP, связанного с зрительным вниманием младенца, были локализованы в областях PFC (Reynolds and Richards, 2005; Reynolds et al., 2010). Аналогичным образом, исследование с помощью fNIRS показывает, что лобная и теменная области участвуют в производительности рабочей памяти у младенцев (Baird et al., 2002) и дошкольников (Buss et al., 2014). Учитывая существенное совпадение времени развития и нейронных систем, участвующих как в внимании, так и в рабочей памяти, будущие исследования должны быть направлены на изучение отношений между вниманием и рабочей памятью в младенчестве и раннем детстве с использованием как психофизиологических, так и нейронных показателей. Подход к многоуровневому анализу был бы идеальным для разрешения разногласий относительно относительного вклада структур префронтальной коры, теменной коры и медиальной височной доли в производительность рабочей памяти.Внимание играет ключевую роль в успешной работе рабочей памяти, и развитие систем внимания, скорее всего, влияет на развитие рабочей памяти. Двунаправленные эффекты распространены на протяжении всего развития, и поэтому равный интерес представляет потенциальное влияние рабочей памяти на дальнейшее развитие систем внимания в младенчестве и раннем детстве.

Авторские взносы

После обсуждения возможных направлений для статьи, авторы (GDR и ACR) остановились на общем содержании, которое следует включить, и об общих чертах, которым следует следовать в статье.ACR предоставил рекомендации по потенциальному содержанию нескольких основных разделов статьи. GDR включил большую часть работы ACR в статью, когда он писал первоначальный черновик, и впоследствии включил дополнительные материалы из ACR в окончательную версию рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Исследования, представленные в этой статье, и написание этой статьи были поддержаны грантом R21-HD065042 Национального института детского здоровья и развития человека и грантом 1226646, выделенным ГДР, Национального научного фонда.

Список литературы

Эстл Д. Э. и Шериф Г. (2011). Взаимодействие между вниманием и кратковременной зрительной памятью (VSTM): чему можно научиться из индивидуальных различий и различий в развитии? Neuropsychologia 49, 1435–1445.DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2010.12.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бачевалье, Дж., Бриксон, М., и Хаггер, К. (1993). Лимбически-зависимая память распознавания у обезьян развивается в раннем младенчестве. Нейроотчет 4, 77–80. DOI: 10.1097 / 00001756-199301000-00020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бэрд А. А., Каган Дж., Годетт Т., Вальц К. А., Хершлаг Н. и Боас Д. А. (2002).Активация лобной доли при постоянстве объекта: данные ближней инфракрасной спектроскопии. Нейроизображение 16, 1120–1126. DOI: 10.1006 / nimg.2002.1170

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бауэр, П. Дж. (2009). «Когнитивная нейробиология развития памяти», в «Развитие памяти в младенчестве и детстве», , ред. М. Кураж и Н. Коуэн (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Psychology Press), 115–144.

Google Scholar

Беглейтер, Х., Porjesz, B., and Wang, W. (1993). Нейрофизиологический коррелят кратковременной зрительной памяти человека. Электроэнцефалогр. Clin. Neurophysiol. 87, 46–53. DOI: 10.1016 / 0013-4694 (93)

-s

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Белл, М. А. (2001). Электрическая активность мозга, связанная с когнитивной обработкой во время поиска версии задачи A-not-B. Младенчество 2, 311–330. DOI: 10.1207 / s15327078in0203_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Белл, М.А. и Адамс С. Е. (1999). Сопоставимые результаты при поиске и выполнении вариантов задания A-не-B в возрасте 8 месяцев. Infant Behav. Dev. 22, 221–235. DOI: 10.1016 / s0163-6383 (99) 00010-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Белл, М.А., Фокс, Н.А. (1994). «Развитие мозга в течение первого года жизни: взаимосвязь между частотой и когерентностью ЭЭГ и когнитивным и аффективным поведением», в Human Behavior and the Developing Brain , eds G.Доусон и К. Фишер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд), 314–345.

Google Scholar

Белл, М. А., Вулф, К. Д. (2007). Изменения в функционировании мозга от младенчества до раннего детства: данные о мощности и согласованности ЭЭГ при выполнении задач на рабочую память. Dev. Neuropsychol. 31, 21–38. DOI: 10.1207 / s15326942dn3101_2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бусс А. Т., Фокс Н., Боас Д. А. и Спенсер Дж. П. (2014). Исследование раннего развития зрительной рабочей памяти с помощью функциональной ближней инфракрасной спектроскопии. Нейроизображение 85, 314–325. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.05.034

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коломбо Дж. И Митчелл Д. У. (1990). «Индивидуальные различия и различия в развитии в зрительном внимании младенцев», в Индивидуальные различия в младенчестве, , ред. Дж. Коломбо и Дж. У. Фаген (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум), 193–227.

Мужество, М. Л., и Хоу, М. Л. (2004). Достижения в исследованиях раннего развития памяти: понимание темной стороны луны. Dev. Ред. 24, 6–32. DOI: 10.1016 / j.dr.2003.09.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мужество, М. Л., Рейнольдс, Г. Д., и Ричардс, Дж. Э. (2006). Внимание младенцев к шаблонным стимулам: изменения в развитии от 3 до 12 месяцев. Child Dev. 77, 680–695. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2006.00897.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кортни, С. М., Унгерлейдер, Л. Г., Кейл, К., и Хаксби, Дж.В. (1997). Кратковременная и устойчивая активность распределенной нейронной системы для рабочей памяти человека. Природа 386, 608–611. DOI: 10.1038 / 386608a0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коуэн, Н. (1995). Внимание и память: интегрированная структура. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Крон, Э. А., Венделкен, К., Донохью, С., ван Лейенхорст, Л., и Бунге, С. А. (2006). Нейрокогнитивное развитие способности манипулировать информацией в рабочей памяти. Proc. Natl. Акад. Sci. U S A 103, 9315–9320. DOI: 10.1073 / pnas.0510088103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куэвас, К., Белл, М. А. (2011). ЭЭГ и ЭКГ в возрасте от 5 до 10 месяцев: изменения в развитии базовой активации и когнитивной обработки во время выполнения задачи на рабочую память. Внутр. J. Psychophysiol. 80, 119–128. DOI: 10.1016 / j.ijpsycho.2011.02.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Хаан, М.и Нельсон К.А. (1997). Распознавание лица матери шестимесячными младенцами: нейроповеденческое исследование. Child Dev. 68, 187–210. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.1997.tb01935.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Хаан М. и Нельсон К. А. (1999). Мозговая деятельность различает обработку лиц и объектов у 6-месячных младенцев. Dev. Psychol. 35, 1113–1121. DOI: 10.1037 / 0012-1649.35.4.1113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Д’Эспозито, М., Постл Б. Р., Баллард Д. и Лиз Дж. (1999). Обслуживание в сравнении с манипуляциями с информацией, хранящейся в рабочей памяти: исследование фМРТ, связанное с событием. Brainogn. 41, 66–86. DOI: 10.1006 / brcg.1999.1096

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даймонд, А. (1990). «Скорость созревания гиппокампа и прогрессия в развитии производительности детей при отсроченном несовпадении с образцами и задачами парного визуального сравнения», в «Развитие и нейронные основы высших когнитивных функций», , изд.А. Даймонд (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Нью-Йоркской академии наук), 394–426.

Google Scholar

Эйхенбаум, Х., Йонелинас, А., и Ранганат, К. (2007). Медиальная височная доля и память распознавания. Annu. Rev. Neurosci. 30, 123–152. DOI: 10.1146 / annurev.neuro.30.051606.094328

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фахи, Ф. Л., Ричес, И. П., и Браун, М. У. (1993). Нейронная активность, связанная с памятью визуального распознавания: долговременная память и кодирование информации о недавнем и знакомстве в передней и медиальной нижней части коры носа приматов. Exp. Brain Res. 96, 457–472. DOI: 10.1007 / bf00234113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фризман, Л. Дж., Коломбо, Дж., И Колдрен, Дж. Т. (1993). Индивидуальные различия в визуальном внимании младенцев: различение четырехмесячных детей и обобщение глобальных и локальных свойств стимула. Child Dev. 64, 1191–1203. DOI: 10.2307 / 1131334

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрик, Дж.Э. и Ричардс Дж. Э. (2001). Индивидуальные различия в распознавании младенцами кратко предъявленных визуальных стимулов. Младенчество 2, 331–352. DOI: 10.1207 / s15327078in0203_3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фустер, Дж. М. (1997). Префронтальная кора: анатомия, физиология и нейропсихология лобных долей. Нью-Йорк: Raven Press.

Google Scholar

Гилмор Р. и Джонсон М. Х. (1995). Рабочая память в младенчестве: выполнение шестимесячными детьми двух вариантов задачи глазодвигательного отсроченного ответа. J. Exp. Child Psychol. 59, 397–418. DOI: 10.1006 / jecp.1995.1019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гай, М. В., Рейнольдс, Г. Д., и Чжан, Д. (2013). Визуальное внимание к глобальным и локальным свойствам стимулов у шестимесячных младенцев: индивидуальные различия и связанные с событием потенциалы. Child Dev. 84, 1392–1406. DOI: 10.1111 / cdev.12053

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гай, М.W., Zieber, N., и Richards, J.E. (в печати). Корковое развитие специализированной обработки лица в младенчестве. Child Dev. 84, 1392–1406.

Худ, Б. М. (1995). Сдвиги зрительного внимания у младенца: нейробиологический подход. Adv. Infancy Res. 10, 163–216.

Хантер М. и Эймс Э. (1988). «Многофакторная модель младенческих предпочтений новых и знакомых стимулов», в Advances in Infancy Research , (Vol. 5), eds C.Рови-Коллиер и Л. П. Липситт (Норвуд, Нью-Джерси: Ablex), 69–95.

Google Scholar

Джонсон М. Х., Познер М. и Ротбарт М. К. (1991). Компоненты визуального ориентирования в раннем младенчестве: непредвиденное обучение, упреждающий взгляд и отстранение. J. Cogn. Neurosci. 3, 335–344. DOI: 10.1162 / jocn.1991.3.4.335

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Калди, З., Гиллори, С., и Блазер, Э. (2015). Отсроченное извлечение совпадений: новая парадигма визуальной рабочей памяти, основанная на ожидании. Dev. Sci. doi: 10.1111 / desc.12335 [Epub перед печатью]

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Калди, З., и Лесли, А. М. (2003). Идентификация предметов у 9-месячных младенцев: интеграция информации «что» и «где». Dev. Sci. 6, 360–373. DOI: 10.1111 / 1467-7687.00290

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Калди, З., и Сигала, Н. (2004). Нейронные механизмы объектной рабочей памяти: что находится в мозгу младенца? Neurosci.Biobehav. Ред. 28, 113–121. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2004.01.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кейн, М. Дж., И Энгл, Р. У. (2002). Роль префронтальной коры в емкости рабочей памяти, исполнительном внимании и общем текучем интеллекте: перспектива индивидуальных различий. Психон. Бык. Ред. 9, 637–671. DOI: 10.3758 / bf03196323

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клингберг, Т., Форссберг, Х., Вестерберг, Х. (2002). Повышенная активность мозга в лобной и теменной коре лежит в основе развития зрительно-пространственной рабочей памяти в детстве. J. Cogn. Neurosci. 14, 1–10. DOI: 10.1162 / 089892

7205276

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Л., Миллер, Э. К., и Десимон, Р. (1993). Представление о знакомстве стимула в передней нижней височной коре. J. Neurophysiol. 69, 1918–1929.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Лучиана М. и Нельсон К. А. (1998). Функциональное появление систем памяти с префронтальным управлением у детей от четырех до восьми лет. Neuropsychologia 36, 272–293. DOI: 10.1016 / s0028-3932 (97) 00109-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нельсон, К. А. (1995). Онтогенез человеческой памяти: перспектива когнитивной нейробиологии. Психология развития 5, 723–738.DOI: 10.1002 / 9780470753507.ch20

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пелфри, К. А., и Резник, Дж. С. (2003). «Рабочая память в младенчестве», в Advances in Child Behavior , (Vol. 31), ed. Р. В. Кайл (Сан-Диего, Калифорния: Academic Press), 173–227.

Google Scholar

Пелфри К. А., Резник Дж. С., Дэвис Голдман Б., Сассон Н., Морроу Дж., Донахью А. и др. (2004). Развитие кратковременной зрительно-пространственной памяти во второй половине 1-го года обучения. Dev. Psychol. 40, 836–851. DOI: 10.1037 / 0012-1649.40.5.836

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пероне С., Симмеринг В. и Спенсер Дж. (2011). Более сильная нейронная динамика фиксирует изменения в объеме рабочей зрительной памяти младенцев по мере развития. Dev. Sci. 14, 1379–1392. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2011.01083.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пероне С. и Спенсер Дж. П.(2013a). Автономность в действии: связь взгляда с формированием памяти в младенчестве через динамические нейронные поля. Cogn. Sci. 37, 1–60. DOI: 10.1111 / cogs.12010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пероне С. и Спенсер Дж. П. (2013b). Автономное визуальное исследование приводит к изменениям в привычках и поисках новизны. Фронт. Psychol. 4: 648. DOI: 10.3389 / fpsyg.2013.00648

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Porges, S.W. (1992). «Автономная регуляция и внимание», в книге «Внимание и обработка информации у младенцев и взрослых: перспективы исследований на людях и животных», , ред. Б.А. Кэмпбелл, Х. Хейн и Р. Ричардсон (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 201–2016 гг. 223.

Google Scholar

Рейнольдс, Г. Д., Мужество, М. Л., и Ричардс, Дж. Э. (2010). Младенческое внимание и визуальные предпочтения: сходные данные, полученные на основе поведения, связанных с событием потенциалов и локализации коркового источника. Dev. Psychol. 46, 886–904. DOI: 10.1037 / a0019670

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейнольдс, Г. Д., Мужество, М. Л., и Ричардс, Дж. Э. (2013). «Развитие внимания», в Oxford Handbook of Cognitive Psychology , ed. Д. Рейсберг (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 1000–1013.

Google Scholar

Рейнольдс, Г. Д., Гай, М. В., и Чжан, Д. (2011). Нейронные корреляты индивидуальных различий в зрительном внимании и памяти распознавания младенцев. Младенчество 16, 368–391. DOI: 10.1111 / j.1532-7078.2010.00060.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейнольдс, Г. Д., Ричардс, Дж. Э. (2005). Память ознакомления, внимания и узнавания в младенчестве: исследование локализации ERP и коркового источника. Dev. Psychol. 41, 598–615. DOI: 10.1037 / 0012-1649.41.4.598

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейнольдс, Г. Д., Ричардс, Дж. Э. (2008). «Детский сердечный ритм: психофизиологическая перспектива развития», в Психофизиология развития: теория, системы и приложения , ред.А. Шмидт и С. Дж. Сегаловиц (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 173–212.

Резник, Дж. С., Морроу, Дж. Д., Голдман, Б. Д., и Снайдер, Дж. (2004). Возникновение рабочей памяти у младенцев. Младенчество 6, 145–154. DOI: 10.1207 / s15327078in0601_7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ричардс, Дж. Э. (1985). Развитие устойчивого зрительного внимания у младенцев в возрасте от 14 до 26 недель. Психофизиология 22, 409–416. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1985.tb01625.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ричардс, Дж. Э. (1997). Влияние внимания на предпочтение младенцами кратковременных визуальных стимулов в парадигме парного сравнения распознавания и памяти. Dev. Psychol. 33, 22–31. DOI: 10.1037 / 0012-1649.33.1.22

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ричардс, Дж. Э. (2008). «Внимание у маленьких детей: психофизиологическая перспектива развития», в справочнике по когнитивной неврологии развития , ред.А. Нельсон и М. Лучиана (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 479–497.

Google Scholar

Ричардс, Дж. Э. (2010). «Внимание в мозгу и раннее младенчество», в Neoconstructivism: The New Science of Cognitive Development , ed. С. П. Джонсон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 3–31.

Google Scholar

Ричардс, Дж. Э., и Кейси, Б. Дж. (1992). «Развитие устойчивого зрительного внимания у младенца», в Внимание и обработка информации у младенцев и взрослых: перспективы исследований на людях и животных, , ред.А. Кэмпбелл и Х. Хейн (Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: издательство Erlbaum), 30–60.

Google Scholar

Ричардс Дж. Э. и Кронис К. (2000). Расширенная фиксация зрения в раннем дошкольном возрасте: продолжительность взгляда, изменения частоты сердечных сокращений и инерция внимания. Child Dev. 71, 602–620. DOI: 10.1111 / 1467-8624.00170

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ричардс Дж. Э. и Тернер Э. Д. (2001). Расширенная зрительная фиксация и отвлекаемость у детей от шести до двадцати четырех месяцев. Child Dev. 72, 963–972. DOI: 10.1111 / 1467-8624.00328

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роуз, С. А., Фельдман, Дж. Ф., и Янковски, Дж. Дж. (2004). Воспоминания о зрительном распознавании младенцев. Dev. Ред. 24, 74–100. DOI: 10.1016 / j.dr.2003.09.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роуз С. А., Готфрид А. В., Меллой-Карминар П. М. и Бриджер В. Х. (1982). Привычки знакомства и новизны в младенческой памяти распознавания: последствия для обработки информации. Dev. Psychol. 18, 704–713. DOI: 10.1037 / 0012-1649.18.5.704

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Росс-Шихи, С., Оукс, Л. М., и Лак, С. Дж. (2003). Развитие способности кратковременной зрительной памяти у младенцев. Child Dev. 74, 1807–1822. DOI: 10.1046 / j.1467-8624.2003.00639.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Росс-Шихи, С., Оукс, Л. М., и Лак, С. Дж. (2011). Экзогенное внимание влияет на кратковременную зрительную память у младенцев. Dev. Sci. 14, 490–501. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2010.00992.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Рови-Кольер, К. и Куэвас, К. (2009). Для учета развития детской памяти нет необходимости в множественных системах памяти: экологическая модель. Dev. Psychol. 45, 160-174. DOI: 10.1037 / a0014538

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рафф, Х.А., и Ротбарт, М.К. (1996). Внимание на раннем этапе развития. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Сартер М., Гивенс Б. и Бруно Дж. П. (2001). Когнитивная нейробиология устойчивого внимания: где нисходящее встречается с восходящим. Brain Res. Brain Res. Ред. 35, 146–160. DOI: 10.1016 / s0165-0173 (01) 00044-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шерф, К. С., Суини, Дж. А., и Луна, Б. (2006). Мозговая основа эволюционных изменений зрительно-пространственной рабочей памяти. J. Cogn. Neurosci. 18, 1045–1058. DOI: 10.1162 / jocn.2006.18.7.1045

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шиллер П. Х. (1985). «Модель для создания визуально управляемых саккадических движений глаз», в Models of the Visual Cortex , ред. Д. Роуз и В. Г. Добсон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley), 62–70.

Google Scholar

Симмеринг, В. Р. (2012). Развитие зрительной рабочей памяти в раннем детстве. J. Exp. Ребенок. Psychol. 111, 695–707. DOI: 10.1016 / j.jecp.2011.10.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симмеринг В. Р., Шютте А. Р. и Спенсер Дж. П. (2008). Обобщение теории динамического поля пространственного познания в реальном масштабе времени и шкале времени развития. Brain Res. 1202, 68–86. DOI: 10.1016 / j.brainres.2007.06.081

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симмеринг, В. Р., Спенсер, Дж. П. (2008). Общность со спецификой: теория динамического поля обобщает задачи и временные масштабы. Dev. Sci. 11, 541–555. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2008.00700.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, Л. Б., Телен, Э., Титцер, Р., и Маклин, Д. (1999). Знание в контексте действия: динамика задачи ошибки A-not-B. Psychol. Ред. 106, 235-260. DOI: 10.1037 / 0033-295x.106.2.235

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Снайдер, К. (2010). Нейронные корреляты кодирования предсказывают память младенцев в процедуре парного сравнения. Младенчество 15, 270–299. DOI: 10.1111 / j.1532-7078.2009.00015.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Соколов, Э. Н. (1963). Восприятие и условный рефлекс. Оксфорд: Pergamon Press.

Google Scholar

Спенсер, Дж. П., Зиммеринг, В. Р., Шютте, А. Р. и Шенер, Г. (2007). «Что теоретическая нейробиология может предложить изучению поведенческого развития? Выводы из динамической полевой теории пространственного познания », в The Emerging Spatial Mind , ред.Плумерт и Дж. П. Спенсер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 320–321.

Стедрон, Дж. М., Сахни, С. Д., и Мунаката, Ю. (2005). Общие механизмы рабочей памяти и внимания: случай персеверации с видимыми решениями. J. Cogn. Neurosci. 17, 623–631. DOI: 10.1162 / 089892

67622

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Suess, P. E., Porges, S. W., and Plude, D. J. (1994). Тонус блуждающего нерва и постоянное внимание у детей школьного возраста. Психофизиология 31, 17–22. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1994.tb01020.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Суини, Дж. А., Минтун, М. А., Кви, С., Вайзман, М. Б., Браун, Д. Л., Розенберг, Д. Р. и др. (1996). Позитронно-эмиссионная томография, исследование произвольных саккадических движений глаз и пространственной рабочей памяти. J. Neurophysiol. 75, 454–468.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Тайер, Дж. Ф., Хансен, А. Л., Саус-Роуз, Э., и Йонсен, Б. Х. (2009). Вариабельность сердечного ритма, префронтальная нервная функция и когнитивные способности: нейровисцеральная интеграция с точки зрения саморегуляции, адаптации и здоровья. Ann. Behav. Med. 37, 141–153. DOI: 10.1007 / s12160-009-9101-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, Х., Агглетон, Дж. П., и Браун, М. У. (1999). Различные вклады гиппокампа и периринальной коры в память распознавания. J. Neurosci. 19, 1142–1148.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Виггс, К. Л., и Мартин, А. (1998). Свойства и механизмы перцептивного прайминга. Curr. Opin. Neurobiol. 8, 227–233. DOI: 10.1016 / S0959-4388 (98) 80144-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Xiang, J.-Z., и Brown, M. W. (1998). Дифференциальное нейронное кодирование новизны, знакомства и недавности в областях передней височной доли. Нейрофармакология 37, 657–676.DOI: 10.1016 / s0028-3908 (98) 00030-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zeamer, A., Heuer, E., and Bachevalier, J. (2010). Траектория развития распознавания объектов у новорожденных макак-резусов с неонатальными поражениями гиппокампа и без них. J. Neurosci. 30, 9157–9165. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0022-10.2010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжу, X. О., Браун, М. У., МакКейб, Б. Дж., И Агглетон, Дж.П. (1995). Влияние новизны или знакомства визуальных стимулов на экспрессию промежуточного раннего гена c-fos в мозге крысы. Неврология 69, 821–829. DOI: 10.1016 / 0306-4522 (95) 00320-i

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Развитие внимания: поведенческие и мозговые механизмы

Мозговые сети, лежащие в основе внимания, присутствуют даже в младенчестве и имеют решающее значение для развития способности детей контролировать свои эмоции и мысли.У взрослых индивидуальные различия в эффективности сетей внимания были связаны с нейромодуляторами и генетическими вариациями. Мы изучили развитие сетей внимания и темперамента ребенка в продольном исследовании от младенчества (7 месяцев) до среднего детства (7 лет). Ранние различия в темпераменте младенцев, в том числе улыбка, смех и голосовая реактивность, связаны со способностями к саморегуляции в возрасте 7 лет. Однако генетические вариации, связанные с исполнительным вниманием взрослых, хотя и присутствуют в детстве, являются плохими предикторами более позднего контроля, отчасти потому, что индивидуальные генетические вариации могут иметь множество небольших эффектов, а отчасти потому, что их влияние происходит во взаимодействии с поведением опекуна и другими влияниями окружающей среды.В то время как области мозга, отвечающие за внимание, присутствуют в младенчестве, их взаимосвязь изменяется и приводит к улучшению контроля над поведением. Также возможно влиять на механизмы контроля посредством тренировок в более позднем возрасте. Связь между созреванием и обучением может способствовать развитию нашего понимания развития человеческого мозга.

1. Введение

Немногие изменения в жизни столь же драматичны, как развитие, которое происходит между младенчеством и начальной школой, с движением, языком и произвольным контролем как наиболее очевидными изменениями поведения.Мы также знаем, что в этот период мозг изменяется в размере, связности и плотности синапсов. Наименее изучено то, как именно эти изменения мозга способствуют изменению поведения. Наше исследование отслеживает развитие сетей внимания, которые поддерживают механизмы саморегуляции, позволяя детям контролировать свои эмоции и поведение. В этой статье мы сначала обрисовываем связь между вниманием и саморегуляцией. В следующем разделе мы исследуем измерение индивидуальных различий во внимании у взрослых.В основе статьи резюмируется связь раннего темперамента (7 месяцев) с более поздним темпераментом и вниманием (возраст: 7 лет). Мы показываем, как изменения в механизмах контроля за этот период связаны с генами и окружающей средой, обеспечиваемой опекуном. Наконец, мы исследуем обучающие исследования, которые влияют на некоторые из тех же мозговых связей, которые меняются в процессе развития.

В младенчестве воспитатель обеспечивает большую часть заботы о ребенке. Успокаивание с помощью удерживания и покачивания или ориентации внимания — обычная практика для контроля над дистрессом.Удерживание поддерживает внимание ребенка к внешней физической среде, а социальный мир взаимодействия с опекуном обеспечивает средства повышения и понижения сенсорной стимуляции [1]. Этот процесс позволяет опекуну приспособить ребенка к средствам управления, соответствующим данной культуре и среде. Внешний контроль возбуждения, дистресса и сенсорной информации в конечном итоге становится внутренним, когда малыши начинают контролировать свои эмоциональные и когнитивные уровни посредством саморегуляции. Успех в развитии саморегуляции имеет много преимуществ для будущего ребенка.

2. Внимание и саморегуляция

Начиная примерно с трехлетнего возраста, родители могут отвечать на вопросы о способности своих детей контролировать свои эмоции и поведение. Например, воспитатели отвечают на такие вопросы, как, играя в одиночку, как часто ваш ребенок отвлекается? Как часто ваш ребенок смотрит сразу, когда вы указываете пальцем? Ответы объединяются в шкалы, измеряющие фокусировку внимания, тормозящий контроль, удовольствие низкой интенсивности и перцептивную чувствительность.Они суммированы в шкале более высокого порядка, называемой усиленным контролем (EC) [1]. Усиленный контроль изучается в связи со многими важными достижениями детства. Например, эмпатия сильно связана с ЭК, при этом дети с высоким ЭК проявляют большее сочувствие [1].

Визуализация человеческого мозга позволила выявить сети мозга, связанные с определенными аспектами внимания, включая получение и поддержание состояния бдительности, ориентацию на сенсорные стимулы и разрешение конфликта между конкурирующими реакциями [2, 3].

Сеть оповещения регулируется норадреналиновой системой мозга и включает основные узлы лобной и теменной коры. Состояние предупреждения критически важно для работы на высоком уровне. Фазовые изменения бдительности могут быть произведены путем подачи предупредительного сигнала о приближающейся цели. Это приводит к быстрому переходу из состояния покоя в состояние повышенной восприимчивости к цели. Ориентирующая сеть взаимодействует с сенсорными системами для повышения приоритета информации, относящейся к выполнению задачи.Ориентирующая сеть в значительной степени контролирует другие сети мозга в младенчестве и раннем детстве [4, 5].

Исполнительная сеть участвует в разрешении конкурирующих действий в задачах, где есть конфликт. Исполнительная сеть включает переднюю поясную кору, переднюю часть островка, области средней префронтальной коры и нижележащее полосатое тело [2, 3]. Регулирование происходит путем усиления активности в сетях, связанных с нашими целями, и подавления активности в конфликтующих сетях.Эти элементы управления работают через длинные связи между узлами исполнительной сети и когнитивными и эмоциональными областями лобной и задней части мозга. Таким образом, исполнительная сеть важна для добровольного контроля и саморегулирования [6, 7]. Как упоминалось ранее, усиленный контроль — это темпераментный фактор более высокого порядка, оценивающий саморегуляцию, который получается из анкет родителей [1]. В детстве выполнение когнитивных задач, связанных с конфликтом, положительно связано с показателями детского контроля усилий [1].В детстве и во взрослом возрасте активный контроль и саморегуляция коррелируют с успеваемостью в школе и с показателями жизненного успеха, включая здоровье, доход и успешные человеческие отношения [8, 9]. На рисунке 1 мы проиллюстрировали нашу гипотезу об относительном влиянии сетей внимания на самоконтроль в раннем развитии.

3. Измерение индивидуальных различий в исполнительном внимании

Существуют индивидуальные различия в эффективности каждой из трех сетей внимания.Тест сети внимания (ANT) был разработан как средство измерения этих различий [10]. Задача требует, чтобы человек нажал одну клавишу, если центральная стрелка указывает влево, и другую, если она указывает вправо. Конфликт возникает, если окружающие фланкерные стрелки указывают либо в одном (конгруэнтном), либо в противоположном (неконгруэнтном) направлении. Подсказки, представленные перед целью, предоставляют информацию о том, где и когда произойдет цель. Вычисляются три балла, которые связаны с эффективностью каждого человека в предупреждении, ориентировании и исполнительном контроле.В нашей работе мы использовали ANT для изучения эффективности сетей мозга, лежащих в основе внимания [10]. Детская версия этого теста очень похожа на тест для взрослых, но в ней стрелки заменяются фигурками животных [11].

Исследования показали умеренную надежность оценок конфликтов и более низкую надежность оценок ориентирования и предупреждения [12], но недавние пересмотры ANT обеспечивают более эффективные меры ориентирования и предупреждения, которые могут улучшить эти результаты [13]. Сети внимания включают различные области коры головного мозга [14], а оценки по ANT связаны с различными путями белого вещества [15], а также структурными различиями в толщине коры [16].Таким образом, сети внимания демонстрируют независимую анатомию и взаимосвязь. Однако ANT и его различные версии показывают значительное взаимодействие между сетями [13, 17]. Сети взаимодействуют и работают вместе во многих ситуациях, хотя их анатомия в основном различна. Дорсальная часть передней поясной коры (АКК) участвует в регуляции конфликта в когнитивных задачах, тогда как более вентральная часть поясной коры участвует в регуляции эмоций [6, 18]. Один из способов изучения регуляции — это визуализация структурных связей различных частей поясной извилины с помощью тензорной диффузной визуализации (DTI).Эта форма визуализации отслеживает диффузию молекул воды в длинных миелинизированных волокнах и предоставляет средства для изучения физических связей, присутствующих в головном мозге. Исследования DTI показали, что дорсальная (когнитивная) часть ППК связана в первую очередь с теменными и лобными долями, в то время как вентральная (эмоциональная) часть ППК имеет сильные связи с подкорковыми лимбическими областями [19].

Сеть исполнительного внимания также включает нижележащее полосатое тело и прилегающие области средней префронтальной коры.Есть свидетельства того, что передняя островковая часть особенно вовлечена в переключение между задачами [20], в то время как смежная средняя префронтальная кора важна при принятии сложных решений [21]. Сравнительные анатомические исследования указывают на важные различия в эволюции связи поясной извилины между нечеловеческими приматами и людьми. Анатомические исследования показывают огромное расширение белого вещества, которое в последнее время увеличилось больше, чем сам неокортекс [22]. Один тип проекционных клеток, называемый нейроном фон Экономо, обнаруживается только в передней поясной извилине и связанной области передней островковой части, двух областях мозга, которые активны вместе, даже когда человек отдыхает и не выполняет какую-либо задачу [23, 24].Считается, что нейроны фон Экономо важны для связи между поясной извилиной и другими областями мозга. Этот нейрон вообще отсутствует у обезьян, а у взрослых людей таких нейронов гораздо больше, чем у человекообразных обезьян. Более того, есть некоторые свидетельства того, что частота нейронов увеличивается в период между младенчеством и более поздним детством [23].

4. Принципы развития саморегулирования
4.1. Системы управления

Некоторые люди обладают более сильной активацией и связностью в областях мозга, связанных с саморегуляцией, чем другие, и, таким образом, лучше способны выполнять различные функции саморегуляции.Более того, оценки саморегуляции в детстве, измеряемые по способности откладывать вознаграждение [25], и отчеты наблюдателей о самоконтроле ребенка, позволяют прогнозировать его результаты во взрослом возрасте [9]. Как возникают эти индивидуальные различия?

Чтобы исследовать этот вопрос, мы провели лонгитюдное исследование развития сетей внимания, начиная с младенчества (7 месяцев), и теперь детям исполнилось 7 лет. В нашем продольном исследовании мы нашли доказательства как поведенческих, так и нервных механизмов саморегуляции.Самая ранняя форма регулирования, по-видимому, исходила от ориентирующей, а не исполнительной сети (см. Рис. 1). Этот вывод был основан на нескольких выводах. Во-первых, отчеты родителей об ориентации их ребенка на окружающую среду коррелировали с сообщениями об их положительном и отрицательном влиянии [5, 26]. Кроме того, были проведены прямые тесты на роль ориентации на новые объекты в успокаивающем воздействии. Младенцы, находящиеся в состоянии стресса, при сохранении ориентации демонстрировали уменьшение явных признаков дистресса, но дистресс вернулся, когда ориентация была нарушена [27].

Во-вторых, в нашем продольном исследовании мы наблюдали, что дети в возрасте 7 месяцев демонстрируют признаки поведения, связанные с саморегуляцией. Столкнувшись с новыми предметами, некоторые младенцы долго ориентировались, прежде чем потянуться к ним. Эта тенденция к осторожному охвату положительно коррелировала с количеством ожиданий, сделанных младенцами при ориентации на повторяющуюся последовательность визуальных событий [26]. Это поразительное наблюдение показало, что младенцы, быстро ориентируясь на повторяющиеся визуальные последовательности, часто в ожидании объекта, осуществляли более строгий контроль над тем, потянулись ли они к объекту и когда медленно двигались к нему.В то время мы не знали, контролируется ли быстрое ориентирование на повторяющиеся местоположения руководителем или ориентировочной сетью, но, поскольку наше исследование было продольным, мы позже обнаружили, что ожидания в 7 месяцев были более тесно связаны с ориентацией в 4 года, чем в исполнительную сеть [4]. Мы подтвердили эту идею при обследовании детей в 7 лет. Время, в течение которого младенцы исследовали новую игрушку до того, как начать дотягиваться до нее, их общая задержка достижения и общее время, в течение которого они осматривали игрушку, были значительно коррелированы с ориентационной сетью в возрасте 7 лет.

Левкович и Хансен-Тифт [29] представили убедительные доказательства того, что ориентация может демонстрировать высокий уровень дискриминации при посещении экологических мероприятий. Младенцы до 6 месяцев и после одного года ориентировались в основном на глаза с изображениями лиц, как и взрослые, но между 6 и 12 месяцами, когда изучение языка было заметным, они с большей вероятностью ориентировались на рот. Это показывает направление внимания посредством ориентации, но не дает нам знать, вовлекает ли этот контроль также исполнительную сеть.

Данные визуализации мозга в состоянии покоя также показали, что система ориентирования демонстрирует большую взаимосвязь в младенчестве, чем области мозга, связанные с исполнительной сетью [30]. В первую неделю жизни данные о состоянии покоя показывают, что у младенцев в зоне ACC / SMA имеется важный центр. Хотя этот хаб показывает наибольшее количество подключений в младенчестве [31]; он гораздо менее активен, чем хабы, обнаруженные у взрослых. Fransson et al. также сообщают о концентрационной области в левой теменной доле в младенчестве.Менон [32] указывает на существенное увеличение взаимосвязи между основными областями того, что он называет сетью значимости, но мы называем исполнительной сетью (ACC и островок) между детством (7–9 лет) и взрослой жизнью (20 лет). Он не обнаруживает значительных изменений в развитии связей между латеральными теменными и лобными областями (ориентирующая сеть). Эти данные изображений обеспечивают дополнительную поддержку медленного развития контроля со стороны ACC и раннего доминирования ориентирующей сети (см. Рисунок 1).Кроме того, большинство центров обработки информации в мозге младенца тесно связаны с сенсорными и моторными областями мозга [31, 32], которые могут быть целями ориентирующей сети. Хотя есть свидетельства того, что некоторые из этих исследований состояния покоя могут быть затруднены большим движением, которое может происходить у более молодых субъектов [33], на наш взгляд, маловероятно, что этот артефакт изменит выводы, обсужденные выше. Однако проблемы, возникающие с любым одним методом визуализации, подтверждают подход, заключающийся в связывании различных методов визуализации [34] и установлении их связи с поведением, как мы пытались сделать в этой статье.

Мы думаем, что относительно медленное развитие долгосрочных связей с удаленными областями мозга позволяет исполнительной сети обеспечивать больший контроль в более старшем возрасте. Действительно, прямые доказательства в этом отношении были получены из исследования 7-месячных младенцев, просматривающих визуальные дисплеи [35]. Они ориентировались дольше, когда дисплей был ошибочным [36], и это поведение было связано с набором электродов на скальпе на передней средней линии, которая локализовалась в передней поясной извилине, важном узле исполнительной сети.Однако отсутствие связи поясной извилины с отдаленными районами проявлялось в неспособности использовать ошибку для управления поведением. Самая частая реакция взрослого на ошибку, совершенную им самим, — замедление во время следующего испытания [37]. Мы проследили доказательства этого вида контроля и обнаружили, что он появился примерно в трехлетнем возрасте и не был обнаружен в возрасте 2 лет [38].

Растущее поведенческое влияние исполнительного контроля показано в МРТ-исследовании разрешения конфликта во фланкерном задании [39] у 725 детей от 4 до 21 года [40].От 4 до 8 лет способность разрешать конфликт положительно зависела от размера передней поясной извилины. В возрасте старше 8 лет связность передней поясной извилины коррелировала со скоростью ответа. Корреляция между мозгом и поведением в раннем детстве была аналогична нашему выводу о том, что выполнение фланкерных заданий показало конкретное улучшение у детей 6–8 лет, но время реакции при выполнении задания продолжало улучшаться до взрослого возраста [11]. В другом исследовании [41] использовались эмоциональные реакции на лицо страха во время вознагражденного задания «годен / не годен», чтобы изучить роль связи мозга в регуляции миндалевидного тела от вентральной передней части поясной извилины.Они обнаружили значительную корреляцию между возрастом и эффективностью связи между вентральным ППК и миндалевидным телом во время представления лиц страха.

Основное изменение взаимосвязи произошло в возрасте от 5 до 7 лет. Эти исследования показывают существенное совпадение в возрасте между развитием чисто когнитивной и эмоциональной саморегуляции. Мы не верим, что фланкерная задача и эмоциональные задачи типа « нет / не годен » отражают полное развитие механизмов контроля, поскольку более сложные задачи могут показывать более длительные периоды развития, но эти исследования действительно обеспечивают убедительное подтверждение растущего контроля исполнительной системы в раннем детстве и тесное соответствие связи мозга с поведенческими характеристиками.

Таким образом, мы обнаружили переход между сетями мозга, отвечающими за контроль, через 7 месяцев и через 4 года и позже. В 7 месяцев контроль включает ориентирующую сеть, но к 4 годам доминирует исполнительная сеть. С точки зрения поведения ориентирующая сеть включает сенсорную стимуляцию, и мы считаем, что это основная причина, по которой младенцы демонстрируют контроль с помощью внешней стимуляции, обеспечиваемой опекунами, и сенсорных событий. Мы также не считаем, что контроль через ориентирование заканчивается переходом в дошкольное учреждение.Мы рассматриваем взрослых как обладающих двойным контролем. Отказ от тревожных или очень возбуждающих событий явно является основной стратегией выживания у взрослых. Однако растущее влияние исполнительного контроля позволяет внутренне контролируемым целям человека стать в целом доминирующими.

4.2. Контроль эмоций и познания

Структурная связность передней поясной извилины отражает ее контролирующие функции [6, 18]. Вентральная часть ППК и прилегающая к ней глазничная лобная кора соединяются в основном с лимбическими областями, и ее функция, как полагают, связана с контролем эмоций [6, 42].Более дорсальная часть поясной извилины сильнее соединяется с корковыми областями лобных и теменных долей. Это отражается в свидетельствах увеличения связи между дорсальной ACC и слуховой областью при обращении к речи, в то время как переключение на визуальный ввод отражается в увеличении связи между ACC и затылочной долей [43]. Данные о развитии, приведенные в последнем разделе [40, 41], подтверждают отдельные функции вентральной и дорсальной ACC и показывают, что обе они сильно развиваются между 5 и 8 годами.

Мы хотим понять происхождение когнитивного и эмоционального контроля у развивающегося младенца и ребенка. Как упоминалось ранее, одна из важных функций передней поясной извилины — играть роль в обнаружении ошибки [44]. Обнаружение ошибки через 7 месяцев может отражать когнитивные или эмоциональные аспекты, связанные с нарушением ожидания. Однако исследования с использованием ЭЭГ волосистой части головы с высокой плотностью в 4-6 лет показывают, что разрешение конфликта в 4 года затрагивает преимущественно вентральные области поясной извилины [45, 46]; позже вовлекаются более спинные области.Кроме того, исследования МРТ в состоянии покоя в младенчестве предполагают наличие узла в средней префронтальной коре, прилегающего к эмоциональным частям ППК [30]. Эти данные согласуются с идеей о том, что эмоциональный контроль развивается быстрее, чем когнитивный контроль в раннем возрасте, хотя в их более позднем развитии наблюдается сильное совпадение. Хотя данные по этому поводу не совсем ясны, для родителей очевидна важность содействия развитию этих средств контроля.

5. Ранний темперамент предсказывает более поздний контроль

Под темпераментом мы подразумеваем индивидуальные различия в реактивности и саморегуляции, основанные на конституции [47].В 7 месяцев мы использовали шкалу родительского отчета, опросник по поведению ребенка (IBQ), который в значительной степени взвешивает реактивные реакции ребенка, хотя и обеспечивает оценку ориентации, которая включает раннюю контрольную сеть.

5.1. Прогнозирование сетей внимания

Мы обнаружили удивительно высокую и значимую корреляцию между показателями темперамента через 7 месяцев и эффективностью теста сети внимания через 7 лет. Наше удивление отражает тот факт, что эти корреляции обнаруживаются в течение длительного периода времени, в течение которого происходит значительное нейронное созревание, и они также включают в себя отчет родителей в младенчестве и поведение в задаче на время когнитивной реакции (ANT) в детстве.Однако эти корреляции следует рассматривать как предварительные, поскольку они касаются только шестнадцати из семидесяти младенцев, оставшихся в исследовании на момент измерения ANT в возрасте 7 лет. Оставшаяся небольшая выборка частично отбирается самостоятельно (некоторые потери в результате переезда могли быть непреднамеренными) из большего числа вовлеченных младенцев в возрасте 7 месяцев.

Отдельные аспекты темперамента были связаны с каждой из сетей внимания. Для корреляционной матрицы см. Таблицу 1, и далее мы сообщаем о существенных корреляциях.Воспринимая чувствительность младенцев к окружающей среде (0,56) и продолжительность ориентации (0,55) коррелировали с показателями ANT сети оповещения в возрасте 7 лет. Хотя мы не предсказывали, что родительские оценки ориентации будут связаны с сетью оповещения, а не с сетью ориентации, это может отражать зависимость ориентации от бдительности в младенчестве, когда сон занимает большую часть дня.

9067

03


IBQ ANT в возрасте 7 лет
Оповещения
Чувствительность восприятия .56 * .02 .18 .51 −.07 .79
Продолжительность ориентирования .55 * .03 .01 90. .91
Подход .29 .27 .76 * .001 −28 .29
Soothability

73

3

3

.

.56 * .024 -.24 .37
Улыбка и смех .17 .53 .06 .84 −.60 * .015
. .37 .20 .47 −.64 * .007
Притягательность −.04 .88 .08 .77 −.6490 .008
Положительное влияние (более высокий порядок) .43 .10 .38 .15 −.58 * .019

обозначает.

Поведение младенца при приближении (0,76) и его успокаиваемость (0,56) по оценке родителей коррелировали с оценками ANT для ориентировочной сети в возрасте 7 лет. Как мы видели ранее, ориентирование по данным родителей и измеренным в лаборатории можно использовать для контроля эмоциональной реактивности в младенчестве, и этот аспект, кажется, предсказывает умение воспринимать сенсорную информацию в более позднем возрасте.Способность сажать, о которой сообщает родитель, может отражать как склонность ребенка, так и его навыки. Это может означать, что способность родителей оказывать эмоциональное успокаивающее воздействие на ребенка является важным фактором познания через ориентирующую сеть.

Шкалы младенческой улыбки и смеха (−60), голосовой реактивности (−.64) и приятности (−64) отрицательно коррелировали со способностью разрешать конфликт и, кроме того, с положительным фактором более высокого порядка. аффект, содержащий эти шкалы, также отрицательно коррелировал с конфликтом ANT через 7 лет.Множественная регрессия показывает, что эти факторы могут составлять около 50 процентов дисперсии разницы между временем реакции в неконгруэнтных и конгруэнтных фланкерах.

Кроме того, отрицательный аффект, измеренный в младенчестве, коррелирует с общими ошибками, обнаруженными в ANT в возрасте 7 лет. Интересно, что положительный эффект был связан со скоростью реакции детей, которая может в значительной степени отражать эффективность белого материи соединений [40], в то время как негативный эффект предсказал ошибки, возникающие из-за конкуренции несовместимых фланкеров.

Многие старые представления о темпераменте основаны на стабильности между детскими и взрослыми чертами. Однако Ротбарт и Деррибери [47] предположили, что нам следует ожидать изменения темперамента по мере появления новых нейронных систем. Они признают, что есть стабильность, но ожидаются изменения по мере установления нейронных систем и связей. Ряд корреляций темперамента младенчества и детства в предыдущей литературе подтверждают способность предсказывать контроль у детей на основе младенческих эмоций.Putnam et al. [48] ​​обнаружили, что положительные эмоции в младенчестве связаны с более поздними сообщениями родителей об усиленном контроле со стороны их ребенка, и что младенческая срочность (улыбка, смех и приближение) предсказывала высокий уровень контроля у малышей. Комси и др. [49] также обнаружили, что младенческая улыбка и смех предопределяют усиление контроля у детей в возрасте 5 лет. Кроме того, общая ориентировочная мера в младенчестве предсказывала, что у 7-летнего ребенка будет успокаиваемость, усердный контроль и интерес. Таким образом, как когнитивные тесты ANT, так и родительский контроль подтверждают связь ранних реактивных эмоций в младенчестве с системами контроля в детстве.

Корреляции, обнаруженные между темпераментом родителей в 7 месяцев и показателями ANT в 7 лет, были такими же высокими или выше, чем те, которые были обнаружены между темпераментом в обоих возрастах. Возможно, эти высокие корреляции связаны с уникальной природой 16 семей, которые сохранялись от 7 месяцев до 7 лет. Сравнение тех младенцев, которые участвовали в исследовании до 7 лет, с теми, кто выбыл из него, не выявило каких-либо разительных различий, хотя были некоторые свидетельства того, что родители, продолжавшие исследование, были более привержены своевременной подаче анкет, чем те, кто выбыл. вне.Более того, мы не обнаружили существенных демографических или поведенческих различий между 16 постоянными семьями и теми, кто был вовлечен в 7 лет, но не в 7 месяцев.

Однако 16 детей, которые участвовали в исследовании в 7 месяцев, показали более высокие показатели ANT, чем новобранцы. Поскольку более высокая скорость реагирования часто связана с лучшей общей успеваемостью, этот вывод предполагает, что 16 детей, которые продолжали обучение с момента 1, были относительно хорошо успевающими детьми. Этот эффект, вероятно, не был связан с практикой, поскольку прямое сравнение результатов теста ANT в возрасте 7 лет у детей, которые также проходили тест в возрасте 6 лет, и тех, кто не практиковал его ранее, не показало различий в скорости.Различия в скорости, возможно, отражали вербовку семей с более низким уровнем SES в возрасте 7 лет, чем мы набирали ранее, или другие неизвестные характеристики постоянных семей. Более интересная возможность состоит в том, что ранняя положительная эмоциональная реактивность отражает особенно предсказательную особенность поведения ребенка. Один из возможных механизмов сильного влияния ранних положительных эмоций на последующий контроль заключается в том, что более реактивные дети в младенчестве начинают сильнее контролировать свои положительные эмоции, и это передается когнитивному контролю, измеряемому ANT.

5.2. Роль генетической изменчивости

Мы использовали две стратегии, чтобы помочь понять, как гены связаны с индивидуальной эффективностью сетей внимания. Один подход включает в себя взрослых и использует ассоциацию сетей внимания с определенными нейромодуляторами. Эти ассоциации привели к идентификации генов-кандидатов, которые относятся к каждой сети. Результаты были обобщены Green et al. [28] и показаны в таблице 2. Ряд других результатов уточняют точку зрения Green et al.в некотором роде. Кажется очевидным, что серотонин, а также дофамин могут влиять на сеть исполнительного внимания [50] и что существуют взаимодействия между дофаминергическими и холинергическими генами на молекулярном уровне, которые изменяют степень независимости между ними [51]. Тем не менее, схема в таблице 2 обеспечивает степень организации и предсказания, которой часто не хватает в исследованиях генетического влияния на познание и поведение.

9067 9067 9067 9067 9067 9067


Сеть Модулятор Гены

Аллертинг 3 NET

Ацетилхолин CHRNA4 APOE
Executive Дофамин DRD4, DAT1 и COMT
MAOA TP, DBH
Эта таблица адаптирована из Green et al., 2008 [28].

В нашем продольном исследовании мы изучили генетические вариации в двенадцати генах, которые были связаны с вниманием в исследованиях взрослых (см. Таблицу 2 и [52]). Детей обследовали в возрасте 7 месяцев, а генотипирование было проведено, когда они вернулись в лабораторию в возрасте 18–20 месяцев. Мы также генотипировали всех 7-летних детей. Мы сравнили результаты в двух возрастных группах, чтобы убедиться в высокой репликации наших классификаций. Мы нашли подтверждающие доказательства для некоторых генов, обсуждаемых в таблице 2.Ген COMT был связан с количеством упреждающих осмотров в 7 и 18 месяцев [53]. Аллель повторения 7 DRD4 не был связан с нашими измерениями внимания в младенчестве или среди детей ясельного возраста, но имел отношение к усиленному контролю в возрасте 4 лет [54]; [55]. Этот разрыв, вероятно, отражает изменение в сетях контроля от ориентации к исполнительному контролю, которое мы обнаружили в возрасте от 2 до 4 лет.

Кроме того, качество воспитания детей в возрасте 18–20 месяцев было изучено путем наблюдения за взаимодействием воспитателя и ребенка, когда дети играли с игрушками в присутствии одного из их опекунов.Оценщики просмотрели видеозаписи взаимодействия воспитателя и ребенка и оценили родителей по пяти параметрам качества воспитания в соответствии с графиком, разработанным NICHD [56]: поддержка, автономия, стимуляция, отсутствие враждебности и уверенность в ребенке. Согласно полученным оценкам, родители были разделены по медиане на две группы: одна демонстрирует более высокое качество воспитания, а другая — более низкое.

Ранее мы сообщали [57], что вариации COMT, SNAP25, CHRNA4 и DRD4 были связаны с элементами эмоций в младенчестве (возраст 7 месяцев) и в период раннего детства (18–20 месяцев).COMT был связан с положительным эффектом, включая улыбку и смех, а также получение удовольствия высокой интенсивности в 7 месяцев. SNAP 25 был связан с негативным аффектом, в основном дистрессом в 7 и 18 месяцев. CHRNA 4 была связана с усиленным контролем в 18 месяцев, а DRD4 была связана с поиском ощущений в 18 месяцев.

Однако, в отличие от измерения эмоций по темпераменту, с которым часто были связаны генетические вариации, было мало свидетельств того, что генетические вариации сами по себе предсказывают поведение через 7 лет на ANT.Недавний метаанализ исследований близнецов показывает, что генетические факторы, влияющие на познание в какой-то момент, в значительной степени отличаются от тех, что были в более поздние времена (см. [58], стр. 19). Наши исследования показывают, что сдвиги в управляющих сетях и взаимодействиях генов X с окружающей средой могут быть одной из причин отсутствия прогнозов в раннем возрасте.

6. Моделирование развития посредством обучения

Развитие в названии этой статьи относится как к изменениям во внимании в результате естественного созревания мозга, так и к нашим усилиям по развитию внимания посредством обучения.Ниже мы обсуждаем сходство между развитием путей белого вещества в младенчестве и детстве с влиянием обучения медитации на белое вещество взрослых. Мы надеемся, что усилия по обучению вниманию помогут нам лучше понять процесс развития младенцев и детей. Как мы видели, воспитание влияет на это развитие, и мы надеемся лучше информировать родителей о том, что можно сделать для улучшения этого процесса.

Процесс развития, посредством которого вырабатываются сети внимания и саморегуляция, очень сложен.Существует множество изменений в структуре и функциях мозга, которые могут быть связаны с множественными изменениями произвольного поведения на раннем этапе развития. Как обсуждалось ранее, все более популярным способом отслеживания изменений мозга является использование МРТ в состоянии покоя, чтобы охарактеризовать, как мозг изменяется в процессе развития [30, 59]. В нашей недавней работе мы попытались связать изменения поведения с изменениями функциональной связи [4].

Изменения в связности во время развития, о которых сообщалось в исследованиях МРТ в состоянии покоя, связаны с функциональной связностью, основанной на корреляциях между BOLD активностью в отдельных областях мозга.Есть также свидетельства реальных физических изменений в белом веществе, которые, как считается, лежат в основе этих корреляций [34]. Наша недавняя обучающая работа со взрослыми с использованием диффузно-тензорной визуализации (DTI) выявила изменения белого вещества, которые имеют некоторое сходство с теми, которые обнаруживаются в процессе развития. Было показано, что изменения в связности вокруг ACC имеют решающее значение для улучшения времени реакции во фланкерной задаче во время разработки [40]. Таким образом, обучение взрослых может позволить нам раскрыть, как связи, развивающиеся в детстве, поддерживают изменения в самоконтроле между младенчеством и взрослой жизнью.

В процессе развития физические связи между областями мозга сильно меняются. Плотность аксонов в проводящих путях, соединяющих области мозга, увеличивается, после чего увеличивается миелиновая оболочка, которая окружает аксоны и обеспечивает изоляцию. Вместе эти изменения приводят к более эффективным соединениям [60]. Фракционная анизотропия (ФА) является основным показателем для измерения целостности волокон белого вещества при использовании DTI.

В нашей работе мы изучали FA у студентов колледжей до и после формы медитации осознанности, называемой интегрированной тренировкой тела и ума (IBMT), по сравнению с контрольной группой, получавшей такое же количество тренировок по релаксации.Мы обнаружили явное улучшение в сети исполнительного внимания всего через пять дней обучения [61]. После двух-четырех недель тренировок мы обнаружили значительно большее изменение ФА после тренировки по медитации, чем после контрольной тренировки по релаксации. Это изменение было обнаружено во всех участках белого вещества, окружающих ППК, но не в других областях мозга [62]. Это было особенно поразительно, потому что ранее сообщалось, что один из этих путей, передняя лучистая корона, коррелирует с индивидуальными различиями в способности разрешать конфликт с помощью ANT [15].

Эти изменения в FA могут происходить из нескольких факторов, таких как изменения миелинизации, плотности аксонов, целостности аксональной мембраны, диаметра аксона, интравоксельной когерентности ориентации волокон и др. Несколько исследований DTI изучали аксиальную диффузию (AD) и радиальную диффузию (RD), наиболее важные показатели, связанные с FA, чтобы понять механизмы изменения FA [63, 64]. Изменения AD связаны с морфологическими изменениями аксонов, при этом более низкое значение AD указывает на более высокую плотность аксонов.Напротив, RD относится к миелиновой изоляции, окружающей аксоны. Снижение RD означает усиление миелинизации, в то время как увеличение представляет собой демиелинизацию.

В нашем исследовании [65] мы исследовали AD и RD, где FA показала, что целостность волокон белого вещества была улучшена в группе IBMT больше, чем в контрольной группе. Мы обнаружили, что после двух недель обучения наблюдались изменения плотности аксонов, но не миелинизации. В некоторых областях эти изменения плотности аксонов коррелировали с улучшением настроения и аффекта, как измерено в самоотчетах.После 4 недель обучения мы обнаружили признаки изменений миелинизации. Наши исследования также показали, что время реакции в тесте сети внимания и, в частности, исполнительной сети было улучшено в большей степени за счет обучения IBMT, чем за счет контроля. Поскольку изменения в развитии в детстве сначала связаны с изменениями плотности аксонов и только потом с миелинизацией, наше обучение может обеспечить изменения, которые в некоторой степени похожи на те, которые обнаруживаются в процессе развития. Если это так, то можно было бы использовать тренировку для изучения того, как физические изменения в связности изменяют аспекты контроля, включая время реакции, контроль аффекта, снижение стресса и другие изменения, обнаруживаемые при тренировке.

7. Перспективы будущего

Работа, описанная здесь, только начала приоткрывать окно на драматические изменения в контроле от младенчества к детству. Некоторые изменения в размере и связности областей мозга, связанных с когнитивным и эмоциональным контролем, были задокументированы с помощью методов МРТ, связанных с состоянием покоя и задачами. В этих областях необходимо проделать дополнительную работу.

Более того, мы находимся в самом начале понимания совместной роли лиц, обеспечивающих уход, и генетических ресурсов в создании мозговых сетей контроля.У нас есть четкие доказательства того, что в младенчестве родители могут оценивать критические аспекты эмоций и поведения своего ребенка, которые, кажется, оказывают влияние на развитие контроля, и в некоторых случаях мы знаем, что определенные гены важны, но подтверждение и расширение этих идей имеют решающее значение для понять, какая среда и опыт будут способствовать саморегулированию. Исследования начинают предлагать идеи относительно эпигенетической основы влияния окружающей среды [66, 67], и их необходимо расширить и применить для развития саморегуляции.

Важно, чтобы конкретные меры могли повлиять на возможность подключения даже во взрослой жизни. Необходимы дополнительные исследования, чтобы связать изменения мозга, вызванные обучением, с конкретными поведенческими достижениями, а затем определить, есть ли нечто большее, чем поверхностное сходство между развитием взрослых посредством конкретных вмешательств и изменениями, происходящими в раннем развитии детей. Мы думаем, что небольшие масштабы и предварительные шаги, описанные в этом отчете, указывают путь к типам исследований, которые могут привести к лучшему пониманию того, как конкретные изменения мозга поддерживают развивающиеся способности ребенка к саморегуляции.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации данной статьи.

Благодарность

Это исследование было частично поддержано грантом NIH HD 060563 Государственному университету Джорджии.

4 когнитивных этапа развития ребенка

Чему дети способны научиться на разных этапах своего развития?
Как дети развивают свои интеллектуальные способности реагировать и взаимодействовать
со своим окружением? Как развиваются эти когнитивные способности, и
в каком порядке?

Это были некоторые из вопросов, на которые ответил французский психолог.
Жан Пиаже в 1952 году, когда он опубликовал свою новаторскую теорию когнитивных способностей.
развитие у детей.

Пиаже начал свое исследование, просто интересовавшись тем, как дети реагируют на
окружающей среде, но его наблюдения противоречили текущим представлениям
день (в котором говорилось, что у детей нет познания, пока они не станут достаточно взрослыми
научиться говорить), и, по сути, стали самыми известными и
влиятельная теория когнитивного развития на сегодняшний день.

Вот четыре когнитивные стадии развития ребенка , определенные Жаном Пиаже:

  1. Сенсомоторная стадия: Рождение через 2 года. На этом этапе дети познают мир через свои чувства.
    и манипулирование объектами.
  2. Предоперационная стадия: от 2 до 7 лет. На этой стадии у детей развиваются память и воображение. Они также
    способны понимать вещи символически и понимать идеи
    прошлое и будущее.
  3. Конкретная операционная стадия: от 7 до 11 лет. На этой стадии дети также становятся более осведомленными о внешних событиях.
    как чувства, отличные от их собственных.Они становятся менее эгоцентричными и начинают
    понять, что не все разделяют их мысли, убеждения или чувства.
  4. Формальная операционная стадия: от 11 лет и старше. На этом этапе дети могут использовать логику для решения задач, просмотра
    мир вокруг них и планы на будущее.

Что мы знаем из модели обработки информации

Модель обработки информации еще больше расширяет наше понимание
развитие познания у детей.Разработан в течение двух десятилетий после
публикация теории Пиаже, эта модель объясняет, как и
когда у ребенка развиваются основные когнитивные навыки.

Когнитивные навыки включают внимание, кратковременную память, долговременную память, логику и рассуждение,
и слуховая обработка, визуальная обработка и скорость обработки. Они
навыки, которые мозг использует, чтобы думать, учиться, читать, запоминать, обращать внимание,
и решать проблемы. Если теория Пиаже объясняет, что такое ребенок
способен выполнять на разных этапах своего развития Информационный
Модель поближе познакомится с конкретными когнитивными навыками, стоящими за ней.
сцена.

Согласно этой модели внимание, кратковременная память и долговременная память
развиваются в возрасте от 2 до 5 лет. Обработка слуха, которая
имеет решающее значение для хороших навыков чтения, развивается в возрасте
5 и 7. Логика и рассуждения также становятся более устойчивыми после
В 5-летнем возрасте ребенок становится лучше способным находить связи между идеями.

Когнитивные сильные и слабые стороны варьируются от ребенка к ребенку

У всех разные когнитивные способности.Например, у некоторых людей
исключительно сильные навыки памяти, в то время как другие люди преуспевают в логике
и рассуждения. То же самое можно сказать и о когнитивной слабости.

Посмотрите, насколько по-разному выглядят эти три когнитивных профиля:

Эти дети в возрасте от 7 до 13 лет пришли в
LearningRx, потому что они боролись с вниманием, памятью или не отставали от
школьные / домашние задания. Комплексная когнитивная оценка выявила
слабые навыки лежат в основе их борьбы.

Вот, например, посмотрите на когнитивные способности ребенка А.
и после тренировки мозга. На диаграмме слева показано, каким был этот ребенок.
выполнение перед тренировкой мозга. График справа показывает улучшение
в каждом навыке после тренировки мозга (зеленые полосы показывают «до
тренировка », а фиолетовые полосы показывают, как выполнялся этот же навык.
«после тренировки»).

(Естественно, это баллы одного ребенка, которые могут отражать, а могут и не отражать
улучшения, которых может достичь другой ребенок.) Чтобы получить более четкое изображение
того, что можно сделать с помощью когнитивных тренировок, вы можете скачать в среднем до и после
оценки 21 974 детей и взрослых и просмотр
наши результаты.

Если у вашего ребенка проблемы с обучением, чтением, вниманием или памятью,
следующий шаг — выяснить, почему. Когнитивная оценка занимает около
час и даст вам подробную информацию о том, как ваш ребенок успевает
когнитивно и определит конкретные сильные и слабые стороны.

Позвоните в
Центр LearningRx рядом с вами и назначьте время для вашего ребенка
сдать оценку.

Мозг: Внимание | Энциклопедия раннего развития детей

Сентябрь 2020 г., Ред.

Введение

Attention выполняет несколько функций, связанных с обработкой информации. Он выбирает определенные события или объекты в среде, на которых нужно сосредоточиться, и сохраняет фокус на интересующем объекте, пока обрабатывается информация, предоставленная этим объектом. Кроме того, в то время как внимание сосредоточено на одном объекте, переключение внимания на отвлекающие факторы сдерживается.Эти аспекты внимания показывают серьезные изменения в развитии в младенчестве.

Тема

Считается, что у младенцев внимание изменяется с возрастом одновременно с изменениями функции мозга. Модели внимания в раннем развитии основаны на поведенческих данных у младенцев, интегрированных с данными об изменениях функции мозга у взрослых людей и людей, не являющихся людьми, или клинических популяций. 1-7 На многие из этих моделей повлияло исследование Шиллера 8 о системах движения глаз у нечеловеческих приматов.Предполагается, что у младенцев в возрасте от рождения до двух месяцев движения глаз в основном управляются «рефлексивной системой», в значительной степени под влиянием примитивных областей мозга, расположенных под корой головного мозга (т. Е. Подкорковых). Таким образом, в раннем младенчестве движения глаз и зрительное внимание обычно рефлекторны. В возрасте от трех до шести месяцев сеть произвольного ориентирования становится функционально зрелой. Эта сеть включает области внутри теменной и височной коры и лобных полей глаза и участвует в способности произвольно переключать зрительное внимание с одного стимула на другой. 9-11 По прошествии шести месяцев передняя сеть внимания (или управляющая система внимания) становится функциональной, так как области в префронтальной коре и передней поясной извилине начинают играть важную роль в поддержании зрительного внимания при одновременном сдерживании сдвигов внимания к отвлекающие факторы.

Проблемы

Традиционно для измерения зрительного внимания и развития мозга младенцев использовали время взгляда и отслеживание глаз во время «маркерных задач».Это поведенческие задачи, для решения которых задействованы области мозга, поэтому их можно использовать для косвенного изучения развития мозга у младенцев и детей. 12 Вместо этого Ричардс и его коллеги 13,14 предполагают, что интеграция прямых физиологических показателей активности мозга дает более полную картину развития внимания. Большинство основных подходов к прямому измерению активности коры головного мозга (например, позитронно-эмиссионная томография, функциональная магнитно-резонансная томография) не могут быть использованы с участниками младенческого возраста из-за этических и / или практических соображений.Как ближняя инфракрасная спектроскопия (NIRS), так и электроэнцефалография (ЭЭГ) могут измерять нервные реакции во время когнитивных задач в педиатрической популяции. Более того, методы локализации источников позволяют реконструировать нейронные генераторы активности, зарегистрированной на коже черепа. Мы описываем, как эти методы могут быть применены для отслеживания развития активности мозга младенца.

Контекст исследования

Внимание младенцев измеряется в лаборатории с использованием времени наблюдения, частоты сердечных сокращений и электроэнцефалограммы (ЭЭГ). 15-18 Частота сердечных сокращений у младенцев постоянно снижается в периоды внимания, что вызвано активностью ствола головного мозга. 19 ЭЭГ измеряет электрическую активность, производимую в головном мозге, с помощью электродов на коже черепа. Потенциалы, связанные с событием (ERP) — это фиксированные во времени изменения в ЭЭГ, которые являются ответом на конкретное событие или задачу. Алгоритмы локализации источника могут использоваться для определения того, какие области мозга являются вероятными источниками электрической активности EEG / ERP или реакции, зависящей от уровня кислорода в крови (BOLD) NIRS, измеренной на коже черепа. 16-18,20 Этот подход может обеспечить более прямое измерение активности мозга младенца, участвующего в процессе внимания.

Ключевые вопросы исследования

Ключевые исследовательские вопросы, рассматриваемые в рамках этого направления работы, заключаются в том, какие области мозга задействованы во внимании младенца, изменяются ли области, задействованные в внимании, в процессе развития младенца и согласуются ли электрофизиологические измерения внимания с поведенческими мерами внимания. .В конечном итоге все эти вопросы связаны с необходимостью узнать больше об отношениях между мозгом и поведением в младенчестве, сосредоточив внимание на растущей области прямых нейрофизиологических измерений.

Результаты недавних исследований

В исследовании ERP младенцев компонент, обозначенный как «Отрицательный центральный» (Nc), более активен после значительных стимулов и, вероятно, связан с вниманием. 15,21,22 Рейнольдс и Ричардс 16 обнаружили, что области мозга, участвующие в Nc-компоненте, расположены в префронтальной коре и передней поясной извилине.Помните, что это области, связанные с системой исполнительного внимания. Компонент Nc увеличивается по амплитуде с возрастом, указывая на повышенную активность, связанную с вниманием, в префронтальной коре в младенчестве. 15,23,24 Это соответствует усилению произвольного контроля внимания, демонстрируя, что компонент Nc может быть использован для индексации внимания в мозгу. 25 Младенцы обычно предпочитают новые стимулы, 26 демонстрируют увеличенное время взгляда и повороты головы на новые лица по сравнению со знакомыми лицами. 27 При повторении стимула Nc-составляющая показывает уменьшение амплитуды. 28 Например, младенцы, привыкшие к одной категории лиц, демонстрируют большую амплитуду Nc для новых по сравнению со знакомыми лицами. 29 Эта чувствительность к лицам связана с состояниями внимания, определяемыми частотой сердечных сокращений. Младенцы демонстрируют большую амплитуду Nc в периоды внимания, определяемые ЧСС, при просмотре лиц по сравнению с объектами, и они показывают большую амплитуду Nc в целом во время состояний внимания по сравнению с состояниями невнимательности. 24,30 Взятые вместе, эти результаты показывают согласованность между поведенческими, сердечными и нейронными коррелятами (то есть ERP и источниками) внимания младенца. Недавно анализ источника ЭЭГ был применен к исследованию различных механизмов внимания 31-33 и обработки лица 24,30 и языка 34,35 , что свидетельствует о важности этого метода как метода визуализации для исследования развития нервной системы. .

Пробелы в исследованиях

Хотя применение анализа источников к данным ERP младенцев представляет собой важный шаг в измерении связанной с вниманием мозговой активности младенцев, есть еще много возможностей для прогресса.Модели анализа источников для педиатрической популяции становятся более точными благодаря реалистичному описанию анатомии головы, обеспечиваемому структурными МРТ. Соответствующие возрасту шаблоны МРТ, необходимые для точного анализа источников, 36 доступны в базе данных МРТ нервного развития. 37 Эти шаблоны были успешно использованы для реконструкции нейронных генераторов сигналов ЭЭГ и NIRS во время задач на внимание. 16,18,31–33,38 Дальнейшее применение этого подхода должно быть сделано для лучшего понимания эволюционных изменений внимания.Более того, необходимо добиться дальнейшего прогресса в разработке новых процедур для одновременного измерения поведенческих и нейронных коррелятов внимания младенца. Пока эти пробелы в исследованиях не будут устранены, наши знания об активности мозга младенца и отношениях между мозгом и поведением останутся ограниченными методологическими ограничениями.

Выводы

Существует богатая история поведенческих исследований развития внимания в младенчестве. Кроме того, несколько ученых, работающих в этой области, предложили модели развития мозга младенцев, объединив поведенческие результаты исследований младенцев с исследованиями развития мозга у животных и взрослых. 1-7 Хотя многие модели могут точно описывать прогрессирование развития мозга младенца в отношении внимания, в настоящее время модели остаются непроверенными из-за методологических ограничений. Однако был достигнут значительный прогресс, и теперь мы знаем, что существует согласованность между обычно используемыми поведенческими, сердечными и электрофизиологическими коррелятами внимания младенца. 15,17 Мы сделали первый шаг в определении областей мозга, связанных с когнитивным развитием, продемонстрировав, что области префронтальной коры и передней поясной извилины участвуют во внимании младенца. 16-18,30,31,33 Шаблоны для младенцев также были разработаны, что позволяет нам перейти от использования шаблонов для взрослых для интерпретации данных о младенцах. 37 Новые исследования могут сосредоточиться на таких специфических особенностях, как индивидуальная изменчивость и нейродивергентные популяции, теперь, когда у нас есть прочный фундамент. 39 Мы уверены, что неуклонный прогресс будет продолжаться в исследованиях развития детского мозга и внимания.

Последствия

Одно из основных выводов исследования внимания младенцев связано с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ).В настоящее время подсчитано, что СДВГ поражает примерно 10% детей школьного возраста. 40 Симптомы СДВГ включают плохой контроль внимания, невнимательность, гиперактивность, плохой контроль импульсов и проблемы с управлением поведением. Имеющиеся данные указывают на то, что невнимательный аспект СДВГ может быть связан с дефицитом в сети произвольной ориентации, тогда как гиперактивный аспект СДВГ может быть связан с плохо функционирующей системой исполнительного внимания. 41,42 У детей с СДВГ наблюдается задержка в развитии толщины коры 42 в префронтальной коре, а также измененное функционирование исполнительного внимания и сетей режима по умолчанию. 43 Эти системы включают префронтальную кору и переднюю поясную извилину, области, определенные как источники связанной с вниманием корковой активности в нашем исследовании внимания младенцев. 16,17 СДВГ обычно не проявляется у пораженных детей до школьного возраста. Этих детей можно направить к специалистам в области здравоохранения в связи с проблемами, связанными с их поведением в классе. Было бы идеально иметь более ранний метод выявления детей из группы риска развития СДВГ.Перспективы фундаментальных исследований детского внимания и развития мозга заключаются в потенциальном выявлении атипичных моделей развития младенцев, которые могут предсказать более позднее начало СДВГ.

Список литературы

  1. Бронсон GW. Рост зрительной способности: данные, полученные при сканировании младенцев. Достижения в исследованиях младенчества . 1997; 11: 109-142.
  2. Коломбо Дж. О нервных механизмах, лежащих в основе развития и индивидуальных различий в зрительной фиксации в младенчестве: две гипотезы. Обзор развития . 1995; 15 (2): 97-135. DOI: 10.1006 / drev.1995.1005
  3. Вытяжка BM. Сдвиги зрительного внимания у младенца: нейробиологический подход. В: Rovee-Collier C, Lipsitt LP. Успехи в исследованиях младенчества . Том 9. Норвуд, Нью-Джерси: ABLEX Pub. Корп.; 1995: 163-216.
  4. Johnson MH. Созревание коры и развитие зрительного внимания в раннем младенчестве. Журнал когнитивной неврологии . 1990; 2 (2): 81-95. DOI: 10.1162 / jocn.1990.2.2.81
  5. Маурер Д., Льюис, TL. Открытая ориентация на периферические стимулы: нормальное развитие и лежащие в основе механизмы. В: Richards JE, ed. Когнитивная нейробиология внимания: перспектива развития . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Пресс; 1998: 51-102.
  6. Posner MI. Ориентация внимания. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии . 1980; 32 (1): 3-25. DOI: 10.1080 / 00335558008248231
  7. Ричардс Дж. Э. Развитие систем внимания.В: Де Хаан М., Джонсон М., ред. Когнитивная нейробиология развития. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс; 2002.
  8. Шиллер PH. Модель для создания визуально управляемых саккадических движений глаз. В: Роуз Д., Добсон В.Г., ред. Модели зрительной коры. Чичестер, штат Нью-Йорк: Джон Вили; 1985: 62-70.
  9. Posner MI. Внимание в когнитивной нейробиологии: обзор. В кн .: Газзанига М.С., под ред. Когнитивные нейронауки. Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1995: 615-624.
  10. Познер М.И., Петерсен С.Е.Система внимания человеческого мозга. Ежегодный обзор нейробиологии . 1990; 13 (1): 25-42. DOI: 10.1146 / annurev.ne.13.030190.000325
  11. Петерсен С.Е., Познер М.И. Система внимания человеческого мозга: 20 лет спустя. Ежегодный обзор неврологии. 2012; 35 (1): 73-89. DOI: 10.1146 / annurev-neuro-062111-150525
  12. Ричардс Дж. Э. Развитие зрительного внимания и мозга. В: de Haan M, Johnson MH, eds. Когнитивная нейробиология развития. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс; 2003: 73-98.
  13. Ричардс Дж. Э. Внимание в мозгу и в раннем детстве. В: Джонсон С.П., изд. Неоконструктивист: новая наука о когнитивном развитии . Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2010: 3-31.
  14. Ричардс Дж. Э., Хантер СК. Тестирование нейронных моделей развития зрительного внимания младенца. Психобиология развития. 2002; 40 (3): 226-236. DOI: 10.1002 / dev.10029
  15. Ричардс Дж. Э. Внимание влияет на распознавание кратко представленных визуальных стимулов у младенцев: исследование ERP. Наука о развитии . 2003; 6 (3): 312-328. DOI: 10.1111 / 1467-7687.00287
  16. Reynolds GD, Richards JE. Память для ознакомления, внимания и узнавания в младенчестве: исследование локализации связанного с событием потенциала и коркового источника. Психология развития. 2005; 41 (4): 598-615. DOI: 10.1037 / 0012-1649.41.4.598
  17. Reynolds GD, Courage ML, Richards JE. Младенческое внимание и зрительные предпочтения: сходные данные, полученные на основе поведения, связанных с событием потенциалов и локализации коркового источника. Психология развития . 2010; 46 (4): 886-904. DOI: 10.1037 / a0019670
  18. Reynolds GD, Richards JE. Локализация коркового источника познания младенцев. Нейропсихология развития . 2009; 34 (3): 312-329. DOI: 10.1080 / 875656401890
  19. Ричардс Дж., Кейси Б. Дж. Развитие устойчивого зрительного внимания у младенца. В: Кэмпбелл Б.А., Хейн Х., Ричардсон Р., ред. Внимание и обработка информации у младенцев и взрослых: перспективы исследований на людях и животных. Хиллсдейл, штат Нью-Джерси, Лоуренс Эрлбаум; 1992: 30-60.
  20. Lloyd-Fox S, Richards JE, Blasi A, Murphy DGM, Elwell CE, Johnson MH. Совместная регистрация функциональной ближней инфракрасной спектроскопии нижележащих корковых областей у младенцев. Нейрофотоника . 2014; 1 (2): 025006. DOI: 10.1117 / 1.nph.1.2.025006
  21. Courchesne E, Ganz L, Norcia A. Связанные с событием потенциалы мозга для человеческих лиц у младенцев. Развитие ребенка . 1981; 52 (3): 804-811. DOI: 10.2307 / 1129080
  22. Де Хаан М., Нельсон, Калифорния.Распознавание лица матери шестимесячными младенцами: нейроповеденческое исследование. Развитие ребенка . 1997; 68 (2): 187-210. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.1997.tb01935.x
  23. Webb SJ, Long JD, Nelson CA. Продольное исследование визуальных потенциалов, связанных с событием, в первый год жизни. Наука о развитии . 2005; 8 (6): 605-616. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2005.00452.x
  24. Конте С., Ричардс Дж. Э., Гай М. В., Се В., Робертс Дж. Э. Чувствительность мозга к лицу в первый год жизни. Нейроизображение . 2020; 211: 116602. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2020.116602
  25. Courage ML, Reynolds GD, Richards JE. Внимание младенцев к шаблонным стимулам: изменения в развитии с 3 до 12 месяцев. Развитие ребенка . 2006; 77 (3): 680-695. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2006.00897.x
  26. Fantz RL. Визуальный опыт у младенцев: снижение внимания к знакомым образцам по сравнению с новыми. Наука . 1964; 146 (3644): 668-670. DOI: 10.1126 / science.146.3644.668
  27. Reynolds GD, Roth KC. Развитие предубеждений внимания для лиц в младенчестве: перспектива систем развития. Границы психологии. 2018; 9: 222. DOI: 10.3389 / fpsyg.2018.00222
  28. Reynolds GD, Richards JE. Младенческое визуальное внимание и повторение стимулов влияют на распознавание объектов. Развитие ребенка . 2019; 90 (4): 1027-1042. DOI: 10.1111 / cdev.12982
  29. Диксон К.С., Рейнольдс Г.Д., Романо А.С., Рот К.С., Штумпе А.Л., Гай М.В., Мостеллер С.М.Нейронные корреляты индивидуализации и категоризации лиц других видов в младенчестве. Neuropsychologia . 2019; 126: 27-35. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2017.09.037
  30. Гай М.В., Зибер Н., Ричардс Дж. Э. Корковое развитие специализированной обработки лица в младенчестве. Развитие ребенка . 2016; 87 (5): 1581-1600. DOI: 10.1111 / cdev.12543
  31. Се В., Маллин Б.М., Ричардс Дж. Э. Развитие функциональной связи мозга и ее связь с устойчивым вниманием младенца в первый год жизни. Наука о развитии . 2019; 22 (1): e12703. DOI: 10.1111 / desc.12703
  32. Се В., Ричардс Дж. Связь между скрытой ориентацией младенца, устойчивым вниманием и мозговой активностью. Топография мозга. 2017; 30 (2): 198-219. DOI: 10.1007 / s10548-016-0505-3
  33. Се В., Маллин Б.М., Ричардс Дж. Э. Развитие устойчивого внимания младенца и его связь с колебаниями ЭЭГ: исследование анализа ЭЭГ и коркового источника. Наука о развитии . 2018; 21 (3): e12562.DOI: 10.1111 / desc.12562
  34. Hämäläinen JA, Ortiz-Mantilla S, Benasich AA. Локализация источника связанных с событием потенциалов изменения высоты тона, отображаемых на соответствующих возрасту МРТ в возрасте 6 месяцев. Нейроизображение . 2011; 54 (3): 1910-1918. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2010.10.016
  35. Ortiz-Mantilla S, Hämäläinen JA, Benasich AA. Динамика генераторов ERP по слогам у младенцев: исследование локализации источника с использованием соответствующих возрасту шаблонов мозга. Нейроизображение . 2012; 59 (4): 3275-3287.DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.11.048
  36. Ричардс Дж. Э. Реалистичные модели кортикального источника ERP . Неопубликованная рукопись. 2006.
  37. Ричардс Дж. Э., Се В. Мозги для всех возрастов: структурное развитие нервной системы у младенцев и детей с точки зрения продолжительности жизни. Достижения в развитии и поведении детей . 2015; 48 :: 1-52. DOI: 10.1016 / bs.acdb.2014.11.001
  38. Bulgarelli C, de Klerk CCJM, Richards JE, Southgate V, Hamilton A, Blasi A. Траектория развития лобно-височно-теменной связности как прокси сети режима по умолчанию: продольное исследование fNIRS. Картирование человеческого мозга. 2020; 41 (10): 2717-2740. DOI: 10.1002 / hbm.24974
  39. Норейка В., Георгиева С., Васс С., Леонг В. 14 проблем и их решения для проведения социальных нейробиологических и продольных исследований ЭЭГ с младенцами. Детское поведение и развитие. 2020; 58: 101393. DOI: 10.1016 / j.infbeh.2019.101393
  40. Дэниэлсон М.Л., Битко Р.Х., Гандур Р.М., Холбрук Дж.Р., Коган М.Д., Блумберг С.Дж. Распространенность диагноза adhd, о котором сообщили родители, и сопутствующего лечения среди U.С. Дети и подростки, 2016. . Журнал клинической детской и подростковой психологии. . 2018; 47 (2): 199-212. DOI: 10.1080 / 15374416.2017.1417860
  41. Аман С.Дж., Робертс Р.Дж., Пеннингтон Б.Ф. Нейропсихологическое исследование основного дефицита синдрома дефицита внимания с гиперактивностью: теории лобной доли и правой теменной доли. Психология развития . 1998; 34 (5): 956-969. DOI: 10.1037 / 0012-1649.34.5.956
  42. Шоу П., Экстранд К., Шарп В., Блюменталь Дж., Лерх Дж. П., Гринштейн Д., Класен Л., Эванс А., Гедд Дж., Рапопорт Дж. Л..Расстройство дефицита внимания / гиперактивности характеризуется задержкой созревания коры головного мозга. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки. 2007; 104 (49): 19649-19654. DOI: 10.1073 / pnas.0707741104
  43. Posner J, Park C, Wang Z. Соединяя точки: обзор МРТ-исследований в состоянии покоя при синдроме дефицита внимания / гиперактивности. Обзор нейропсихологии. 2014; 24 (1): 3-15. DOI: 10.1007 / s11065-014-9251-z

Стадии социального эмоционального развития детей — StatPearls

Непрерывное образование

Чтобы применять знания о человеческом росте и развитии, медицинские работники должны знать 2 области: (1) основные компетенции, например, рост в моторная, когнитивная, речевая и социально-эмоциональная области и (2) экобиологическая модель развития, в частности, взаимодействие окружающей среды и биологии и их влияние на развитие.В этом упражнении рассматриваются этапы социально-эмоционального развития и обсуждается роль межпрофессиональной группы в обучении родителей тому, когда им следует ожидать от детей достижения каждой вехи.

Цели:

  • Опишите основные навыки у детей.

  • Обобщите экобиологическую модель развития детей.

  • Обзор социально-эмоционального развития детей.

  • Опишите этапы социально-эмоционального развития и опишите роль межпрофессиональной группы в обучении родителей тому, когда им следует ожидать, что дети достигнут каждой вехи.

Заработайте кредиты на непрерывное образование (CME / CE) по этой теме.

Введение

Чтобы понять рост и развитие человека, работники здравоохранения должны понимать и изучать 2 области: (1) знание основных навыков, например, развитие двигательной, когнитивной, речевой и социально-эмоциональной сфер и (2) экобиологическая модель развития, в частности, взаимодействие окружающей среды и биологии и их влияние на развитие. [1] [2] В этой статье рассматриваются этапы социально-эмоционального развития, а также обсуждается роль межпрофессиональной команды в выявлении причины социально-эмоциональных проблем и, следовательно, в эффективном вмешательстве.

Социально-эмоциональное развитие охватывает 2 важные концепции развития, включая развитие личности или темперамента, а также отношения к другим или привязанность. Клиницисты смогут выявлять социально-эмоциональные проблемы в раннем детстве и вмешиваться для их решения, если они лучше понимают эти концепции. окружающая среда по 9 параметрам, которые включают уровень активности, отвлекаемость, интенсивность эмоций, регулярность, сенсорный порог, склонность к приближению и отстранению, адаптивность, настойчивость и качество настроения.Мы можем определить темперамент как «стиль» или «личность» ребенка, и он присущ ребенку. Это влияет на поведение ребенка и взаимодействие с другими людьми. Основываясь на вышеупомянутых характеристиках, которые определяют темперамент, исследователи разделили темперамент маленьких детей на 3 широкие категории темперамента:

  1. Легкий или гибкий: В эту категорию входят дети, которые дружелюбны и спокойны, соблюдают такие распорядки, как сон и прием пищи, приспосабливаться к изменениям и иметь спокойный характер.

  2. Активные или дерзкие: Дети, которые суетливы, не соблюдают распорядок дня и имеют нерегулярный режим кормления и сна, опасаются новой среды и новых людей, имеют сильную реакцию и легко расстраиваются.

  3. Медленно, чтобы разогреть или осторожно: Дети, которые могут быть менее вовлечены или активны, застенчивы по отношению к новой ситуации и новым людям, могут замкнуться или иметь негативную реакцию. Они становятся более комфортными и согреваются при многократном контакте с новой средой или человеком.

Эта классификация предназначена для простоты обсуждения, и все темпераменты не могут точно соответствовать той или иной категории. Обсуждение темперамента с родителями и опекунами поможет лучше определить сильные стороны и потребности ребенка. Исходя из этого, воспитатели могут адаптировать свой стиль управления и ухода в соответствии с темпераментом ребенка. Это может формировать поведение ребенка и способствовать его успешному взаимодействию с окружающей средой, что определяется как «степень соответствия».”[3]

Приложение

Социально-эмоциональное развитие начинается с родительской привязанности к ребенку. Эта связь позволяет матери своевременно реагировать на потребности ребенка и успокаивать новорожденного. Постоянная доступность опекуна приводит к развитию «базового доверия» и уверенности в младенце по отношению к опекуну в течение первого года жизни. Базовое доверие — это первая психосоциальная стадия, описанная Эриксоном. Это позволяет младенцу искать родителей или опекуна во время стресса, известного как привязанность.[4]

Еще до того, как выучить язык, младенцы учатся общаться с помощью эмоций. Кто-то может возразить, что обучение эмоциональной регуляции и контролю над импульсами может определять дальнейший успех в жизни больше, чем IQ. В течение первых 18 месяцев жизни происходит быстрый рост социальных и эмоциональных областей мозга. Невербальные части правого полушария, включая миндалевидное тело и лимбическую систему, получают, обрабатывают и интерпретируют стимулы из окружающей среды, которые вызывают эмоциональную реакцию и создают эмоциональные и стресс-регулирующие системы тела.Нижняя лимбическая система за пределами коры головного мозга диктует большую часть наших спонтанных, инстинктивных эмоциональных реакций, таких как страх, вызывающий учащенное сердцебиение или слабость в коленях. Верхняя лимбическая часть коры головного мозга, известная как лимбическая кора, контролирует сознательное восприятие эмоций и уточняет реакции в соответствии с окружающей культурой человека. Миндалевидное тело — это структура миндалевидной формы, которая находится на стыке коры и подкорковых областей мозга и играет ключевую роль в восприятии эмоций и связывает их как с верхними, так и с нижними лимбическими структурами.Во второй половине младенчества эмоциональная информация из нижней лимбической системы перемещается вверх и становится частью сознания ребенка. Активность лобных долей увеличивается, и в это время также начинается миелинизация лимбических путей. Благодаря этому усилению лимбической системы успокаивающая и последовательная реакция опекуна на эмоции ребенка перерастает в привязанность ребенка к опекуну, обычно к матери. Привязанность считается ключевым событием в эмоциональном развитии человека.Он закладывает основу безопасности ребенка, питает чувство собственного достоинства и развивает навыки эмоционального регулирования и самоконтроля.

Функция

У здоровых детей социально-эмоциональные этапы развиваются по ожидаемой траектории, и мониторинг этих этапов является обязательной частью профилактических посещений врача. Чуткая и доступная поддерживающая роль лица, осуществляющего уход, необходима для установления привязанности и последующего набора навыков.

Три различных эмоции присутствуют с рождения; гнев, радость и страх, проявляемые универсальными выражениями лица.На этом этапе для эмоциональной реакции не требуется когнитивный ввод. В течение коротких периодов бодрствования в период новорожденности новорожденный может возвращаться взглядом матери. Вскоре младенец исследует ее лицо. Первая измеримая социальная веха приходится примерно на один-два месяца жизни, и это социальная улыбка младенца в ответ на высокие звуки или улыбку родителей. Она узнает запах и голос воспитателя и реагирует на нежные прикосновения. Младенцы могут использовать отчетливое выражение лица, чтобы выражать эмоции в соответствующем контексте после двухмесячного возраста.В первые 2–3 месяца младенец учится регулировать физиологически, и ему требуется плавный распорядок дня. Постепенно она учится успокаиваться, дарит отзывчивую улыбку и реагирует на мягкое успокоение.

Чуткое совместное взаимодействие с опекуном помогает младенцу научиться справляться с напряжением. Примерно в 4 месяца начинается очередной разговор (вокализация). Младенец учится управлять своим окружением. Он дает понять своему опекуну, что то, что он забирает игрушку, расстраивает его или он счастлив, когда его держат на руках.Чуткий, но твердый ответ воспитателя помогает младенцам справляться с эмоциональным стрессом. Примерно к 5-месячному возрасту она может узнать в лицо основного опекуна. В период от 6 до 12 месяцев с отзывчивым опекуном устанавливаются эффективные отношения привязанности. Беспокойство о незнакомце возникает, когда младенец различает знакомое и незнакомое. Младенец становится взаимно вовлеченным в свое взаимодействие с опекуном. Младенец ищет у опекуна утешения, помощи и игр. Он показывает горе после разлуки.

Примерно в 8 месяцев развиваются навыки совместного внимания. Младенец будет смотреть в том же направлении, что и воспитатель, и проследить за его взглядом. В конце концов, он оглянется на опекуна, чтобы показать, что они разделяют этот опыт.

В период от 12 до 18 месяцев младенец учится исследовать свое окружение при поддержке опекуна. К 12 месяцам появляется протоимперативное указание, другими словами, младенец просит, указывая на интересующий объект, и интегрирует его с зрительным контактом между объектом и опекуном.Протодекларативное указание следует в 16-месячном возрасте, когда ребенок указывает с координацией взгляда, чтобы проявить интерес. Примерно в 18 месяцев ребенок приносит предмет, чтобы показать или передать его опекуну.

Примерно в 12 месяцев ребенок принимает участие в интерактивной игре, такой как «подсунуть» или «погладить». Он использует жесты, чтобы помахать рукой на прощание и сообщить о своих интересах и потребностях. Примерно в 15 месяцев появляются эмпатия и застенчивые эмоции. Ребенок отреагирует расстроенным видом, когда увидит, что кто-то плачет, или почувствует гордость, когда ему аплодируют за выполнение задания.Ребенок имитирует свое окружение, помогает в простых домашних делах и более самостоятельно исследует окружающую среду.

Между 18 и 30 месяцами возникает индивидуация (автономия). Уверенность в отношениях между ребенком и родителем и постоянное твердое воспитание помогают ребенку более настойчиво и с энтузиазмом решать проблемы окружающей среды самостоятельно. У ребенка проявляется темперамент, он агрессивен и сдержан или дружелюбен и готов к сотрудничеству. Примерно от 18 до 24 месяцев он учится ролевой игре, такой как разговор по игрушечному телефону или кормление куклы, и играет рядом или параллельно с другим ребенком.Он может имитировать игру другого ребенка и смотреть на него, но он пока не может играть творчески, сотрудничая с другим ребенком. В дошкольном возрасте он учится манипулировать своими субъективными эмоциями в более социально приемлемый жест. Он использует «покерное лицо», преувеличивая или преуменьшая эмоции в целях общественного этикета. Например, он поблагодарит вас за подарок, который ему не понравился. Ребенок называет себя «я» или «меня», и возникает собственничество «мое» и негативизм «нет».

Между 30 и 54 месяцами возникают проблемы контроля побуждений, гендерных ролей и взаимоотношений со сверстниками.Воспитатель играет важную роль в помощи дошкольникам в определении ценностей и обучении гибкому самоконтролю. Ожидаемое явление — проверка пределов приемлемого поведения и степени автономии. Вдумчивое воспитание с балансом между установлением ограничений и предоставлением возможности выбора успешно разовьет у ребенка чувство инициативы и уменьшит тревогу, вызванную чувством вины или потерей контроля. В 30 месяцев у ребенка появляются навыки симуляции игры, и ребенок демонстрирует признаки символической игры, используя объект как нечто иное, например, притворяясь блоком как телефоном или бутылкой для кормления куклы.Сценарии игры усложняются темами и сюжетными линиями. К 3 годам ребенок больше вовлекается в интерактивную игру, справляется со своей агрессией и учится сотрудничеству и обмену навыками. Он может играть с 1 или 2 сверстниками, с очередностью и совместными голами. Воодушевляющая игра и игра в жанре фэнтези начинаются как притворство кошки, и развиваются навыки ролевой игры. Однако ребенок еще не может отличить реальность от воображения, и обычно он боится воображаемых вещей. Они овладевают этим навыком, чтобы различать реальное и воображаемое около 4 лет.Им нравится подшучивать над другими, и они боятся, что их обманут. Воображаемые сценарии и игровые навыки развиваются и усложняются. Они могут играть с 3–4 сверстниками с более сложными темами и умениями притворяться.

В 5-6 лет ребенок может следовать простым правилам и указаниям. Он учится взрослым социальным навыкам, таким как хвалить и извиняться за непреднамеренные ошибки. Он любит проводить больше времени в группах сверстников и относится к группе друзей. Воображаемая игра становится все более сложной, и ему нравится одеваться и воплощать свои фантазии в жизнь.

В 7-8 лет ребенок полностью понимает правила и нормы. Он демонстрирует более глубокое понимание отношений и ответственности и может брать на себя простые дела. Моральное развитие идет дальше, и он осваивает более сложные навыки совладания с собой. В этом возрасте ребенок исследует новые идеи и занятия, а сверстники могут проверить его убеждения. Дети больше идентифицируют себя с другими детьми того же пола и находят лучшего общего друга.

В 9 и 10 лет группы сверстников и друзей имеют приоритет над семьей.Дети в этом возрасте будут демонстрировать возрастающую независимость в принятии решений и растущую потребность в независимости от семьи. Родители могут использовать обязанности и домашние дела, чтобы проводить время с друзьями. Позитивные заботливые отношения с опекуном с похвалой и любовью, а также установление разумного баланса между независимостью и домашними правилами развивают уверенность в себе и самоуверенность. Поощрение поддерживающих взрослых отношений и расширение возможностей для участия в позитивной общественной деятельности повышает устойчивость.

Большая независимость и приверженность группам сверстников способствуют переходу к подростковому возрасту. Это будет включать в себя рискованное поведение, чтобы исследовать неопределенные эмоции и произвести впечатление на группы сверстников. Социальные взаимодействия включают сложные отношения, разногласия, расставания, новые дружеские отношения и длительные отношения. Обычно подросток учится справляться с этими стрессами с помощью здоровых взрослых отношений и рекомендаций для принятия самостоятельных решений. По мере приближения юности важными становятся успехи в школе и связанные с работой занятия.Для здорового перехода к взрослой жизни решающую роль играют позитивное и поддерживающее руководство взрослых и возможности конструктивного участия в жизни общества.

Проблемы, вызывающие озабоченность

Неспособность достичь соответствующих возрасту вех может быть проявлением психосоциальных нарушений и требует дальнейшего изучения. Примеры социально-эмоционального расстройства в раннем детстве включают аутизм, реактивное расстройство привязанности, социальное тревожное расстройство, генерализованное тревожное расстройство, гиперактивное расстройство с дефицитом внимания, запугивание, оппозиционно-вызывающее расстройство, расстройство поведения, посттравматическое стрессовое расстройство и другие.

Клиническая значимость

Несоблюдение ожидаемой траектории социально-эмоционального развития может привести к невыявленным проблемам психического и эмоционального здоровья. Неблагоприятные детские переживания могут существенно повлиять на развитие. Таким образом, наряду со скринингом развития ребенка жизненно важны активные скрининг на семейные дисфункции и поддержка семей в создании здоровой среды воспитания. Обладая глубокими знаниями о путях развития и неблагоприятном детском опыте, а также имея тесное наблюдение, установленное с семьями в лечебном доме, педиатры и медицинские работники могут своевременно выявлять факторы риска и задержки в развитии.

Медицинские работники, заботящиеся о детях, должны начать с выявления и решения проблем семьи, задавая открытые вопросы о социально-эмоциональных вехах и намеренно наблюдая за взаимодействием родителей и детей и взаимодействием ребенка с окружающей средой, включая самих себя. При обследовании пациента они должны наблюдать соответствующее возрасту взаимодействие с развитием. Они должны давать подросткам возможность посещать врача в частной и безопасной обстановке без опекуна.Кроме того, должен уметь отвечать на вопросы о совете по воспитанию детей. Сюда входят советы по поводу приступов гнева и вызывающего поведения, уход за детьми и дошкольное руководство, ссылки на управление обучением родителей, когда это уместно, и консультации по различиям в темпераментах и ​​моделям «согласия».

Американская академия педиатрии (AAP) и Рекомендации Bright Futures по наблюдению за здоровьем младенцев, детей и подростков подчеркивают, что помимо клинического наблюдения, активный скрининг задержек в развитии и факторов риска окружающей среды.Это включает использование стандартизированных инструментов скрининга социально-эмоционального развития и экологических рисков, соответствующих уровню риска обслуживаемого вами населения. Факторы экологического риска должны включать в себя функционирование опекуна / семьи, психическое здоровье опекуна, социально-экономический стресс, статус беженца / иммигранта, проблемы безопасности, наркозависимость опекуна и т. Д. AAP рекомендует скрининг на расстройство аутистического спектра (РАС) как в 18-летнем возрасте, так и в детском возрасте. Посещения врача в течение 24 месяцев и при возникновении проблем.При использовании скрининговых тестов следует осознавать некоторые потенциальные ограничения, включая невозможность правильно применять и оценивать инструмент скрининга, использовать его в качестве диагностического инструмента, неспособность включить другие доступные клинические данные и использовать инструмент, неприемлемый с языковой или культурной точки зрения [5]. ]

Если скрининг выявляет какие-либо факторы риска или задержки, за ним всегда следует проводить дальнейшую оценку и вмешательства, основанные на фактах. Скрининг материнской депрессии, особенно в течение первого года родов, очень важен.Выявление материнской депрессии и вмешательство в нее на раннем этапе может помочь избежать привязанности и социально-эмоциональных проблем у ребенка позже. При явных задержках в социальном и языковом развитии важно начинать оказание услуг еще до подтвержденного диагноза, поскольку ключевым моментом является раннее вмешательство. Если ребенок младше 3 лет, его следует направить в местную службу раннего вмешательства. Ребенка в возрасте 3 лет и старше следует направить в свой школьный округ. Предварительные рекомендации должны включать научно обоснованные стратегии для соответствующих возрасту поведенческих вмешательств, таких как управление приступами гнева у малышей.Внедрение инструментов скрининга развития в клиническую практику показало обнадеживающую тенденцию, хотя все еще остается большой пробел на практике. [6] Практики, которые успешно провели скрининг, испытывают трудности с координацией направлений и мониторингом прогресса. [7] Нам необходимы дальнейшие исследования для выявления препятствий на пути использования стандартизированных инструментов и координации услуг и вмешательств.

Стандартизированные инструменты для скрининга

Опекун

  1. Оценка неблагоприятного детского опыта

  2. Индекс родительского стресса — краткая форма

  3. Состояние здоровья

    Стресс и тревога -2

  4. Эдинбургский скрининг послеродовой депрессии

  5. Центр эпидемиологических исследований по шкале депрессии

Темперамент

Шкала темперамента Кэри

  • 9002

  • Опросник по этапам: социально-эмоциональный

  • Исследование благополучия детей раннего возраста

  • Шкала коммуникации и символического поведения

  • Профиль развития, младенец Тодд Контрольный список ler

  • Краткая социальная эмоциональная оценка младенцев

  • От раннего детства до подросткового возраста

    1. Eyberg Child Behavior Inventory

      9100iat6

    2. 04 Педиатрический список 9100 9100 9100

      Многомерный

      1. Социально-эмоциональная оценка младенцев и детей

      2. NCAST Шкала кормления и обучения взаимодействию родителей и детей

      3. Система эмпирической оценки для детей по шкале Ахенбаха

        Оценка

        Оценка поведения детей

        Второе издание

      4. Комплексные рейтинговые шкалы Connors

      5. Опись детских симптомов-4

      6. Весы Vanderbilt для родителей и учителей

      Одномерное внимание -Дефицит / синдром гиперактивности

      1. Третье издание Коннерса

      2. Шкала расстройств дефицита внимания

      3. Коричневые шкалы синдрома дефицита внимания

      Одноместный размер депрессии

    (по материалам Duby JC, Social and Emotional Development.В: Voigt RG, Macias MM, Myers SM, eds. Педиатрия развития и поведения. Деревня Элк-Гроув, Иллинойс: Американская академия педиатрии; 2011: 241–248)

    Улучшение результатов команды здравоохранения

    Оптимальный рост и развитие ребенка требует организации улучшенного взаимодействия между педиатром / поставщиком первичной медико-санитарной помощи и различными медицинскими специалистами, включая, помимо прочего, акушера матери, бригады яслей / отделений интенсивной терапии, медперсонал, психология, психиатрия, детская жизнь и социальная работа.От 20% до 25% детей, обращающихся в клиники первичной медико-санитарной помощи, испытывают социально-эмоциональные проблемы, имеющие клиническое значение. Доступ к службам психического здоровья, родительским классам и образованию ограничен из-за стигматизации, стоимости и доступности. В 2004 году Американская академия педиатрии организовала Целевую группу по психическому здоровью для улучшения выявления и вмешательства в решение социально-эмоциональных проблем в педиатрической практике первичной медико-санитарной помощи. Одним из ключевых выводов в его отчете было наличие интегрированных моделей оказания помощи в сотрудничестве с психологами, социальными работниками, психиатрами и другими членами сообщества для разработки всеобъемлющего плана оказания помощи.С помощью других специалистов, практика первичной медико-санитарной помощи должна быть в состоянии составить список клинических и семейных проблем, обучить семью методам самоуправления и создать список ресурсов, включая специалистов, участвующих в оказании помощи, партнеров по сообществу, доступных семье и ребенка, а также цели и стратегии лечения. [8] Построение комплексной системы ухода с акцентом на профилактику и раннее вмешательство может удовлетворить неудовлетворенные потребности социально-эмоционального развития и поведенческие проблемы у детей.Для достижения такой системы необходимо создать обучающие модели с интегрированной системой ухода. Такая модель будет поощрять и обучать профессионалов к взаимному сотрудничеству в целях предотвращения, выявления, консультирования, обучения и планирования лечения пациентов. [9]

    Дополнительное образование / Контрольные вопросы

    Ссылки

    1.
    Shonkoff JP. Использование достижений науки для уменьшения негативных последствий для здоровья в раннем детстве. JAMA Pediatr. 2016, 01 октября; 170 (10): 1003-1007.[PubMed: 27548291]
    2.
    Boyce WT. Последствия невзгод раннего детства и токсического стресса на всю жизнь. Педиатр Дент. 2014 март-апрель; 36 (2): 102-8. [PubMed: 24717746]
    3.
    Chess S, Томас А. Темперамент и взаимодействие родителей и детей. Pediatr Ann. 1977 сентябрь; 6 (9): 574-82. [PubMed: 896313]
    4.
    Душинский Р. ДЕЗОРГАНИЗАЦИЯ, СТРАХ И ПРИВЯЗАННОСТИ: НА ПУТИ К РАЗЪЯСНЕНИЮ. Infant Ment Health J. 2018 Январь; 39 (1): 17-29. [Бесплатная статья PMC: PMC5817243] [PubMed: 29314076]
    5.
    King TM, Glascoe FP. Наблюдение за развитием младенцев и детей раннего возраста в педиатрической первичной медико-санитарной помощи. Curr Opin Pediatr. 2003 декабрь; 15 (6): 624-9. [PubMed: 14631210]
    6.
    Radecki L, Sand-Loud N, O’Connor KG, Sharp S, Olson LM. Тенденции использования стандартизированных инструментов для скрининга развития в раннем детстве: 2002-2009 гг. Педиатрия. 2011 июл; 128 (1): 14-9. [PubMed: 21708798]
    7.
    King TM, Tandon SD, Macias MM, Healy JA, Duncan PM, Swigonski NL, Skipper SM, Lipkin PH.Осуществление скрининга развития и направления к специалистам: уроки, извлеченные из национального проекта. Педиатрия. 2010 Февраль; 125 (2): 350-60. [PubMed: 20100754]
    8.
    Foy JM, Kelleher KJ, Laraque D., Целевая группа Американской академии педиатрии по психическому здоровью. Улучшение педиатрической помощи в области психического здоровья: стратегии подготовки практики первичной медико-санитарной помощи. Педиатрия. 2010 июн; 125 Приложение 3: S87-108. [PubMed: 20519566]
    9.
    Stancin T, Perrin EC. Психологи и педиатры: возможности сотрудничества в сфере первичной медико-санитарной помощи.Am Psychol. 2014 май-июнь; 69 (4): 332-43. [PubMed: 24820683]

    Что это такое, как оно развивается и как улучшить состояние детей — НАБОРЫ

    Внимание — это то, что дает нам возможность сосредоточиться на чем-то одном, несмотря на то, что все остальные вещи могут вас отвлекать. Это то, что позволяет нам идти по улице, не натыкаясь на фонарные столбы, писать сообщения в блоге, даже если в другой комнате гудит телевизор. Для детей очень важно уделять внимание обучению и достижению академических и социальных успехов в школе.Если ребенок не обращает внимания на учителя, ему, например, может быть трудно выучить шаги, чтобы научиться читать.

    Как развивается внимание? У новорожденных очень ранняя форма внимания называется «ориентация на стимулы». Если младенец слышит шум, он смотрит на него или поворачивает голову. Такое внимание бывает довольно непроизвольным. Он контролируется областью мозга, называемой теменной областью.

    По мере взросления младенцы начинают иметь возможность добровольно сосредотачиваться на вещах в течение более длительных периодов времени.Это называется постоянным вниманием. Развитие и постоянное улучшение устойчивого внимания продолжается на протяжении всего детства.

    Самая произвольная часть внимания называется исполнительной функцией. Эти процессы позволяют детям сосредоточиться на задачах, выбрать делать что-то не столь увлекательное, даже когда они на самом деле не хотят, планировать и контролировать свои импульсы. Эти процессы внимания контролируются в основном префронтальной корой головного мозга. Им требуется много времени, чтобы полностью развиться, но они все еще меняются по мере того, как дети переходят в поздний подростковый возраст.

    Итак, глядя на эти разные уровни развития, вы можете думать о внимании как о мышце. Все начинается с малого и на самом деле не зависит от ребенка. Со временем оно становится «сильнее», и ребенок может лучше контролировать свое внимание. Подобно мышце, ребенок также может усилить свое внимание, «тренируя» его, например, практикуя концентрацию внимания на задачах.

    Итак, как вы можете помочь детям развить их способность обращать внимание? Вот несколько предложений:

    • Читать книги .Чтение помогает во многих вещах, в том числе и во внимании. Когда дети маленькие и маленькие, вы можете читать им, указывая на интересные вещи на картинках. Это помогает им развить свои способности добровольно сосредотачиваться на страницах. По мере взросления дети могут начать читать вам и развивать свои способности уделять внимание все более и более длительные периоды времени. Вы должны начать с небольшого количества времени для младенцев и малышей и увеличивать его по мере взросления детей. Одно практическое правило для дошкольников состоит в том, что они должны быть в состоянии сконцентрироваться на одном задании от двух до пяти минут в год.Таким образом, средний четырехлетний ребенок может концентрироваться от 8 до 20 минут. Но там есть большой разброс, и дети развиваются с разной скоростью. Кроме того, количество времени, которое дошкольник может уделять внимание, будет зависеть от того, насколько сложна задача. Так что не волнуйтесь, если вашему ребенку 4 года и он сосредотачивается всего 5 минут. Вы можете помочь им тренировать эту мышцу внимания.
    • Сохраняйте интересную деятельность . Если вы хотите, чтобы ваш ребенок сосредоточился на задаче, это поможет, если она будет интересной.Даже младенцы устают смотреть на одно и то же снова и снова. Они «привыкнут» и отвернутся. Это не значит, что вам нужны клоуны и фейерверки, чтобы поддерживать интерес вашего ребенка. Но, особенно если вы хотите, чтобы они делали что-то сложное, например, убирались в комнате, смешивание вещей может облегчить им жизнь. Так что для уборки комнаты они могли бы устроить «гонки», чтобы убрать все блоки и посмотреть, как быстро они это сделают. Тогда посмотрим, смогут ли они убрать Лего быстрее. И помните, когда ваш ребенок хорошо умеет сосредоточиться на чем-то сложном, вы хотите подкрепить его!
    • Сведите к минимуму отвлекающие факторы .Если вы хотите, чтобы ваш ребенок сосредоточился или попрактиковался в сосредоточении внимания на задаче, вам нужно убедиться, что вокруг него не происходит много других вещей, которые будут конкурировать за его внимание. Опять же, чем сложнее или сложнее то, на что вы хотите, чтобы они обратили внимание, тем меньше отвлекающих факторов они смогут игнорировать. Думайте о внимании как о кувшине, полном воды: все вокруг кувшина может вылить немного воды, а самая легкая, самая громкая или самая яркая вещь будет истощать больше всего.Поэтому, если вы пытаетесь заставить свою дочь писать свое имя, а телевизор включен на заднем плане, это, вероятно, отнимет у нее больше внимания, чем более сложная задача письма.
    • Играть в игры . Многие детские игры помогают привлечь внимание. Хорошим примером является игра «Память». Детям нужно сосредоточиться на карточках, чтобы понять, где находятся пары. Или попробуйте что-нибудь вроде «Красный свет / зеленый свет». Лидер отворачивается от других детей и говорит: «Зеленый свет!» Дети могут продолжать движение к лидеру, пока он не обернется и не скажет «Красный свет!» Тот, кто не останавливается, когда лидер говорит «красный свет», выбывает из игры.Ребенок, который первым добирается до лидера, становится новым лидером. Это помогает сохранять внимание, потому что движущиеся дети должны смотреть, чтобы увидеть, когда руководитель собирается развернуться.
    • Объясните, на что похоже внимание . Иногда мы предполагаем, что дети знают, что мы имеем в виду, когда просим их обратить внимание. Но они могут не знать, КАК обращать внимание. Один из способов объяснить, как обращать внимание: « Чтобы обратить внимание, нужно пять вещей. (покажите 5 пальцев): ваши глаза устремлены на меня, ваш рот молчит, ваше тело спокоено, ваши уши слушают, а ваш нос дышит. .Поэтому, когда я говорю: «покажите мне свои пять (с пятью пальцами вверх)»… », это означает, что я прошу вас обратить внимание своими глазами, ушами, спокойным телом и спокойным голосом. Давайте потренируемся в ! » Чтобы попрактиковаться, вы можете попросить ребенка сосредоточиться на вас, пока вы ему что-то рассказываете, а затем попросить его повторить то, что вы сказали.

    Внимание — это то, что нам всем нужно, чтобы справляться с повседневными делами. Так что делайте с ребенком упражнения на внимание! Они тоже могут помочь вам!

    Список литературы

    http: // что-когда-как.ru / child-development / Внимание-детское-развитие /

    http://www.parents.com/kids/development/intellectual/how-to-improve-attention-spans/

    Изображение: © Couperfield | Dreamstime.com

    Когнитивное развитие: от 8 до 12 месяцев

    Восьмимесячному ребенку все интересно, но у него очень короткая продолжительность концентрации внимания, и он быстро переходит от одного занятия к другому. Две-три минуты — это максимум, что он потратит на одну игрушку, а затем он обратится к чему-то новому.К двенадцати месяцам он может быть готов просидеть до пятнадцати минут с особенно интересной игрушкой, но большую часть времени он все еще будет оставаться движущимся телом, и вы не должны ожидать, что он будет чем-то другим.

    По иронии судьбы, хотя магазины игрушек переполнены одной дорогой игрушкой за другой, игрушки, которые больше всего очаровывают детей в этом возрасте, — это обычные предметы домашнего обихода, такие как деревянные ложки, коробки для яиц и пластиковые контейнеры всех форм и размеров. Ваш ребенок будет особенно интересоваться вещами, которые немного отличаются от того, что он уже знает, поэтому, если ему наскучила коробка с овсяными хлопьями, с которой он играл, вы можете возобновить его интерес, поместив мяч внутрь или превратив его в игрушку-тягу. привязав к нему короткую веревку.Эти небольшие изменения помогут ему научиться обнаруживать небольшие различия между знакомым и незнакомым. Кроме того, когда вы выбираете игрушки, помните, что объекты, слишком похожие на то, что он видел раньше, будут быстро осмотрены и отклонены, в то время как слишком чужие вещи могут сбивать с толку или пугать. Вместо этого ищите предметы и игрушки, которые постепенно помогают ему расширять кругозор.

    Часто вашему ребенку не нужна ваша помощь, чтобы обнаружить предметы, которые попадают в эту золотую середину новизны.Фактически, как только он научится ползать, он отправится на поиски чего-то нового. Он будет рыться в ваших ящиках, опорожнять корзины для мусора, обыскивать кухонные шкафы и проводить сложные эксперименты над всем, что найдет. (Убедитесь, что в этих контейнерах нет ничего, что может причинить ему вред, и следите за ним, когда он этим занимается.) Он никогда не устанет ронять, катить, бросать, погружать или размахивать предметами, чтобы узнать, как они себя ведут. Для вас это может показаться случайной игрой, но это способ вашего ребенка узнать, как устроен мир.Как и любой хороший ученый, он наблюдает за свойствами объектов, и на основе своих наблюдений он выработает идеи о формах (одни вещи катятся, а другие нет), текстурах (предметы могут быть царапающими, мягкими или гладкими) и размерах (некоторые вещи подходят друг к другу). Он даже начнет понимать, что одни вещи съедобны, а другие — нет, хотя все равно кладет все в рот на всякий случай. (Опять же, убедитесь, что поблизости нет ничего опасного, что он мог бы засунуть в рот.)

    Его постоянные наблюдения в течение этих месяцев также помогут ему понять, что объекты существуют, даже когда они находятся вне поля его зрения.Эта концепция называется постоянством объекта. В восемь месяцев, когда вы прячете игрушку под шарфом, он берет шарф и ищет под ним игрушку — такой реакции не было бы тремя месяцами ранее. Однако попробуйте спрятать игрушку под шарфом, а затем убрать ее, когда он не смотрит, и ваш восьмимесячный ребенок будет озадачен. К десяти месяцам он будет настолько уверен, что игрушка все еще существует, что продолжит ее искать. Чтобы помочь ребенку научиться постоянству предметов, поиграйте с ним в пикабу.Переключаясь с одного варианта этой игры на другой, вы сохраните его интерес почти до бесконечности.

    По мере приближения своего первого дня рождения ваш ребенок будет все больше осознавать, что вещи не только имеют имена, но и выполняют определенные функции.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *